«Мечта художника - быть свободным в своем выборе, но свободу нужно заработать»

В гостях у рубрики «Интервью по поводу...» скульптор Александр Капралов.

Жемчужина омского искусства — скульптор Александр Капралов — рассказал, на каких птиц похожи сибиряки, кто двигает вперед культуру и почему «Боинг» может быть не дороже пары ботинок.

 

 

Влюбленные в скульптуры Капралова петербуржцы создали для него персональную галерею, куда после нынешней выставки в Доме художника отправится 60 работ автора. Но сам Александр поедет туда только за тем, чтобы торжественно разрезать ленточку на открытии — скульптор предан Омску и не собирается его покидать.

 

- Расскажите о нынешней выставке. Чем она примечательна?

 

- Во-первых, выставка приурочена к моему 55-летнему юбилею (Поздравляем! - прим. авт.) А во-вторых - любая выставка примечательна тем, что она похожа на наведение порядка в доме. Вся пыль стирается, все раскладывается на свои места, подводится некий итог. На данный момент итог таков: 37 скульптур, 15 из которых можно считать «свежими», поскольку раньше они нигде не выставлялись. С нашей посещаемостью выставочных залов большинству омичей новыми покажутся все работы. Большая часть того, что мы здесь видим, в скором времени отправится в Санкт-Петербург.

 

- Что для Вас Северная столица?

 

- Санкт-Петербург — моя вторая Родина. Там родился мой отец и там я провел часть своего детства, правда, в последний раз ездил туда двадцать лет назад. Что же касается галереи, то это не я выбрал, где ее открывать — меня выбрали петербуржцы, все предложили, организовали, и вот в скором времени отправлюсь «резать ленточку». Хотя я давно жду этого момента, можно сказать 55 лет, переезжать самому в Северную столицу у меня желания нет. По моему мнению, вторую жизнь прожить нельзя, а эту, раз уж начал жить в Омской области, то здесь и проживу до конца. Кроме того, я страшно не люблю перестраиваться, обживаться на новом месте, искать новых друзей, когда старые далеко. Можно сказать, что я одновременно лентяй и патриот.

 

- Между тем, по последним данным, Омск возглавил список городов, откуда все хотят уехать...

 

- Само собой, проблем у нас тьма. Но уехать — это не решение. Хотелось бы сделать так, чтобы у нас здесь все было хорошо. 

 

Наши люди вообще не «перелетные» по своей сути, как те вороны - в самую лютую зиму не улетают, не ищут, где потеплее. Мудрые, хитрые птицы. Выживают, находят в снегу какие-то зернышки. Но не улетают.

 

И обустройством здесь в первую очередь заниматься должны деятельные, молодые люди. А если такой специалист, бизнесмен, уехал — и увез с собой сибирскую кровь, потенциал, деньги, то жизнь устраивать в Омске уже некому. С другой стороны, чиновникам я бы вообще законодательно запретил уезжать. «Слуга народа» должен жить там же, где он работал. Если плохо поработал и сбежал — это не дело. Пусть видит плоды своих трудов.

 

- Множество ваших скульптур говорят именно о современных проблемах, в том числе и в политической сфере...

 

- Это верно. У меня такое ощущение, будто раньше мы жили сами по себе — а политика творилась сама по себе. А сегодня мы на пороге изменений, открытий. Просто диву даешься тому, что в мире творится. Украина — яркий пример. Я в данном случае не на чьей стороне, по моему мнению, наши народы стравливают, а мы, думая, что свободны в своих решениях, на деле просто «ведемся». Одна из последних моих работ, «Репетиция», посвящена как раз этой ситуации: герои танцуют сами по себе, никто их будто бы не заставляет, но они скованы в кандалы и освободиться не могут. Ключи висят у них же самих на поясе, но отпереть оковы некому. А того, кто руководит процессом, мы вообще не видим. Так и в мире: некто машет палочкой, а мы танцуем. И кто дирижер — неизвестно. Другая скульптура, посвященная мнимой свободе, — это «Куб». В нем сильные мира сего, которые уверены в своей вседозволенности, а на самом деле их давно забетонировали.

 

- Как вам удается передать такое множество идей в одном произведении? Как вы создаете свои истории из металла?

 

- Скульптура вообще сложна для выражения мыслей, ведь в ней нет такого разнообразия цветов, техник, нет возможности нарисовать, к примеру, зеленую траву, облака, туман... У меня выразительности еще меньше за счет материала, поэтому я делаю акцент на множестве деталей, так что скульптуры как бы дробятся на фрагменты. Кому-то это может не нравиться, но я люблю, чтобы зрители рассматривали каждую скульптуру, изучали ее.

 

Для работы используется обычный черный металл, листовой, разной толщины. Для основных деталей подходят листы толщиной 3 мм. Также для создания некоторых деталей подходят металлические трубы разного диаметра.

 

Сначала все детали скульптуры делаются отдельно, обтачиваются на дисках, затем свариваются, соединяются как конструктор. Получаются такие вот работы – неформальные и нереалистичные.

 

- Насколько я знаю, помимо этих скульптур вы многие произведения создаете на заказ?

 

- Первым делом крупными буквами запишите, что настоящее искусство на заказ не делается. Искусство ты создаешь потому, что тебе хочется этого, потому что душа требует, а заказ есть заказ. Многие могут сказать, что это не для настоящих художников – творить по чьей-то указке. Но хуже, когда заходишь в магазин, а у тебя денег нет на хлеб. Сейчас такое время: всё – рынок. И нас в свое время «привели» на этот рынок и объявили, что теперь живем по Закону джунглей: кто уверен, успешен, силен – тот и прав. И художник может, как Ван Гог, нищенствовать со своим свободным творчеством, а может быть как Леонардо да Винчи, который всю жизнь при дворах провел – и ведь никто не скажет, что он не гений. Мечта любого творца - быть свободным в своем выборе, но свободу выбора нужно заработать.

 

- Кто у вас основные заказчики и что они заказывают?

 

- Заказчики, в основном, конечно, бизнесмены. Они покупают работы и тем самым дают возможность художнику не только выжить, но и творить. Можно сказать, двигают искусство вперед.

А заказы бывают разные, поскольку у всех разные увлечения. Часто зверушек самых разных заказывают. Например, для одного человека в столице друзья в подарок заказывали пару бегемотов, потому что он их коллекционирует. Вот вы сейчас живете своей жизнью, думаете о своем, а человек бегемотов собирает. Он еще авиацией увлекается, поэтому бегемот был с ракетой.

Но надо понимать, что все это – не искусство, а поделки.

 

- А что в жизни можно считать искусством, кроме плодов свободного творчества?

 

- Наша жизнь устроена предельно просто, но понимаешь это только с возрастом. В юности я хотел быть умным, толстые философские книжки читал, а сейчас думаю, что это все от лукавого. Живем мы по самым простым правилам – это и есть искусство.

И как следствие большинство предметов в нашей жизни – это игрушки. Есть игрушки большие – яхта за полмиллиарда или «Боинг», а есть маленькие – ботинки ваши, например. И, по сути, все они равноценны. Кто-то радуется яхте, кто-то – коробке патронов для ружья. И радуются они одинаково.

 

- Это ваша жизненная философия?

 

- Это в молодости была жизненная философия, а сейчас понимаешь, что можно жизнь прожить только двумя способами - или счастливо или несчастливо. Хочется прожить счастливо.

16761

Вернуться к списку всех новостей


Комментарии:
Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Для того, чтобы оставить комментарий без регистрации необходимо заполнить форму, приведенную ниже
Ваше имя*:
Ваш E-mail:
Ваш комментарий*:
Введите числа с картинки:


омич22.07.2014 18:33:09
Здоровья и успехов Вам, Александр Николаевич! С юбилеем!

На многих прилавках юбилейные товары получили серьезное численное преимущество над изделиями, вписывающимися в рамки более актуальной ныне новогодней тематики. ...
  • Самое популярное
  • Обсуждаемое
Стиль жизни
Наверх