На омской барахолке можно нарядить к Новому году и елку, и себя

А корреспонденты TОР55 затесались в ряды местных торговцев, чтобы заработать себе на новогоднее деревце.

 

Раньше омский рынок «всего на свете» располагался на крохотном пятачке за остановкой Лизы Чайкиной. Чтобы занять выгодное место, продавцы приходили сюда в шесть утра, а то и раньше. Годы напролет жители ближайших домов жаловались на шум, гам, запахи и особую атмосферу, которую каждые выходные приносил с собой самый настойчивый и нерушимый блошиный рынок города. Наконец, прошлой весной барахолку властным мановением отправили создавать новый отдельный мир через дорогу, где-то между старыми цехами завода Баранова.

 

Повязал «дождик» - принарядился к празднику

 

 

Последние выходные уходящего года. Раннее утро, мороз кусает за нос, но через дорогу спешат нагруженные сумками бабушки. Зима – подходящее время для маленькой хитрости: ставишь коробку с товаром на санки, привязываешь покрепче, чтоб не растерять добро, и везешь.

 

На тропинке, которая ведет в укромный рыночный двор, одно из самых выгодных мест: силы покупателей могут иссякнуть где-то посреди огромного города-рынка, но в начале пути они еще полны энергии. Чуть поодаль расположилась хитрая система из картонок и коробок: такой способ бронирования мест перекочевал сюда со старой барахолки. Занимать чужое место – табу, которое могут позволить себе нарушить разве что хладнокровные акулы торговли. Новичкам и прочей рыночной «мелочи» достаются девственно чистые участки сугробов, не заинтересовавшие местных завсегдатаев.

 

Система бронирования места: продвинутый уровень

 

В темноте и сосредоточенном молчании торговцы барахолки готовятся к новому рабочему дню. Неясными очертаниями выплывают из мглы коллеги по рынку. Просыпающийся рынок всецело поглощен утренним ритуалом раскладывания товара.

 

Светает, и вокруг нас постепенно вырастает целый город, текучий и говорливый. Наша соседка - баба Валя - в серой меховой шубе почти до пят, с повязанным вокруг талии красным «дождиком» в честь приближающихся праздников. На ее снежном «прилавке», как и у коллег, товары самой разнообразной специализации. Баба Валя сокрушается: никто не хочет покупать самодельный костюм Деда Мороза, сшитый на невысокого мальчонку. То и дело она отходит к коллегам-подружкам: клиентов утром немного, есть время поделиться свежими новостями.

 

По советам продавщиц, товар лучше выбирать по сезону

 

Новый год «под ключ»

 

На барахолке царит праздничное настроение

 

Здесь можно найти едва ли не все необходимые для встречи Нового года товары. Начнем с елки: цены на искусственных красавиц здесь стартуют от 80 рублей.

 

- Не жалко елочку продавать так дешево? - спрашиваю у продавщицы.
- Не жалко! Мы ей уже достаточно порадовались, пусть теперь радует других!

 

За 300 рублей здесь и вовсе можно купить довольно прилично выглядящую искусственную елку высотой два метра.

 

Елочные игрушки - на любой вкус и кошелек.

 

- У меня дорогие, по 100-150. Это итальянские шары, - будто оправдываясь за высокую по местным меркам цену, говорит мне торговец.

 

- Бери четыре шарика за сорок, - предлагает мне бабушка немолодые игрушки, за которые в антикварной лавке ее, может, и не осыпали бы золотом, но заплатили бы прилично.

 

За маску у меня попросили 80 рублей. Продавщица заверяет, что это лицо скукожилось из-за мороза, и в тепле у дедушки обязательно откроются глаза

 

У одной продавщицы - целый пакет шишек, покрытых блестками. В свое время успели послужить украшением для елки. По два рубля за штуку.

 

При желании здесь можно найти даже наряд для встречи праздника. У меня на глазах покупают элегантное черное платье с пайетками.  За 50-100 рублей здесь можно неплохо принарядиться.

 

Праздник - в мелочах

 

Заламывать цену - себе дороже

 

Никакой специализации: берем на рынок все, что можем унести. По этому принципу на барахолке, кстати, работаем не только мы. С помощью объявления пытаемся привлечь внимание, но такие приемы здесь, кажется, не работают

 

У нас первый покупатель. Женщину, которая тоже пришла сюда продавать, заинтересовала одна из наших мягких игрушек: дочка коллекционирует медведей. Бывший романтический подарок «уходит» за тридцать рублей: казалось бы, смешные деньги, но все, что выходит за рамки полтинника, кажется покупателям неуместно дорогим. Прошу бумажные десятки: знаю о местной традиции, согласно которой, первой выручкой дня нужно помахать над товаром – тогда торговля пойдет хорошо. Махать монетками не так удобно.

 

У одного из коллег - целый выводок мягких игрушек

 

За двадцать рублей продаю подарочную коробку для часов. Чтобы достать деньги, покупатель просит меня подержать меховую шапку. Дочка перестала носить, вот он и пришел продавать. Цепкая покупательница сбивает названную нами цену нарядного палантина с 70 до 30 рублей. Но по прямому назначению его уже не используют: дочь дамы увлекается пэчворком…

 

Следующими покидают наш прилавок загадочная серебряная маска (покупатель платит десять рублей) и совершенно новая нарядная фоторамка, которую мне подарили много лет назад, но она не пришлась ко двору. За рамку борюсь: не соглашаюсь продавать дешевле пятидесяти рублей. В итоге договариваемся на сорок. Создается ощущение, будто это ты, продавец, пытаешься выторговать у покупателя лишнюю копеечку, а не наоборот.

 

Всё разнообразие барахолки на одном «прилавке»

 

Нет вещей - «игра» закончена

 

- Валя! Я ту корзину продала за пятьдесят! - кричит нашей соседке ее подружка.
- Теперь домой тащить не надо! - радуется баба Валя за подругу.
- Это самое главное, - сияет та.

 

В двух шагах от меня двое мужчин горячо, с крепкими словечками, обсуждают радиодетали. Вдруг к ним подходит третий, с пакетом, раздает пластиковые стаканы, достает бутылку из-под минералки. Что-то подсказывает мне, у него там не компотик. После таинственной жидкости беседа особенно ладится.

 

 

Неподалеку от них - еще одна моя новая знакомая, бабушка Катерина. Она рассказала мне, как встает ни свет ни заря, чтобы добраться до барахолки из Нефтяников. В красках описала, как на ее глазах на прошлой неделе две коллеги по рынку подрались из-за выгодного торгового места. Поведала о том, как близкие и друзья близких, зная об этом ее увлечении, несут в ее дом подержанные, но еще готовые послужить верой и правдой вещи. Они как фишки в казино: нет фишек - игра окончена.

 

Добрая часть рыночного населения приходит сюда не за прибылью. Для бабушек, которые каждую неделю прибывают на рабочее место, барахолка, словно соцсети для молодежи. Не выйдешь денек в такой «интернет» - рискуешь пропустить все самое интересное.

 

Мы и в минус двадцать торговали!

 

Зимой сюда можно приходить только в валенках и никак иначе. Об этом нам говорит соседка баба Валя, когда мы, отморозив щеки, носы и пальцы ног, готовимся с позором бежать после трех часов не слишком успешной торговли. На часах только одиннадцать, а рынок работает примерно до двух часов.

 

С позором, потому что остальные «барахольщики» переносят холод довольно стойко. У меня на глазах никто не пританцовывал в отчаянной попытке согреться. Методы у местных весьма загадочные: на моих глазах женщина, словно в шаль, кутается в упаковочную пленку, а мужчина - в кусок плотного полиэтилена.

 

 

Группка мужчин олицетворяет терпеливое отношение обитателей барахолки к сибирским морозам. Они весело болтают, а усы и бороды у них покрылись инеем. Мужчины продают топоры. Один из них угрожающе-театрально воткнут в пенек.

 

- А что, мы и в минус двадцать стояли! А сейчас всего-то минус пятнадцать, - услышала я, прогуливаясь по торговым рядам.
Но есть и пределы стойкости: как сказала мне бабушка Катерина, в минус тридцать торговать вряд ли кто-то пойдет.

 

Увидев, что мы собираемся, баба Валя, до этого не стремившаяся вступить с нами в беседу, оживилась: «Куда же вы? Сейчас люди только начнут идти!» Но нас уже не волновал денежный «сенокос»: лишь бы донести до дома онемевшие ноги. «Если что не нужно, так вы мне оставляйте, пригодится!» - разрешила баба Валя. Мы оставили ей большую подарочную коробку и одинокий цветочный горшок. Будет ли работать барахолка 3-4 января - пока не известно: вряд ли в глухую постновогоднюю неделю здесь будет много покупателей.

 

Наше объявление читали почему-то украдкой, посмеивались в усы, но ничего не покупали. Большую двадцатилетнюю плюшевую собаку по прозвищу Разноцветный друг никто брать не захотел даже бесплатно. В карманах мы уносили 135 рублей мелочью.

30506

Вернуться к списку всех новостей

Предыдущие фотопроекты (3 последних)

Комментарии:
Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Для того, чтобы оставить комментарий без регистрации необходимо заполнить форму, приведенную ниже
Ваше имя*:
Ваш E-mail:
Ваш комментарий*:
Введите числа с картинки:


киви31.12.2014 21:41:05
Спасибо интересно.
edr31.12.2014 23:17:36
мне тоже понравилась статья, всегда было интересно, кто же там покупает этот хлам..
Соня01.01.2015 12:34:03
Захотелось побывать там снова)
умная курица01.01.2015 18:06:06
Я покупаю, но не хлам, а то, что точно смогу починить. Елку нарядить там можно, себя — нет, хотя я покупала кольцо и клипсы, хорошие. И горшки для цветов по смешной цене. И много чего еще. Это гораздо интереснее, чем наворачивать мегакилометры бутиков. Никогда не знаешь, что попадется.
Водомерка02.01.2015 00:54:12
Действительно, это как лотерея. Я в основном покупаю там одежду для фотосъемок (ретро-платья у бабушек), хотя несколько раз, сама того не ожидая, находила интересные вещички для себя. Например, джинсовую жилетку в отличнейшем состоянии — подобные ей в той же "Меге" стоят около 1500.
читатель04.01.2015 21:03:48
Молодец Юля! Отлично написано.

На многих прилавках юбилейные товары получили серьезное численное преимущество над изделиями, вписывающимися в рамки более актуальной ныне новогодней тематики. ...
  • Самое популярное
  • Обсуждаемое
Стиль жизни
Наверх