Для омских железнодорожниц не шьют оранжевые жилеты

http://i.ytimg.com/vi/rG3Z-VczTEo/maxresdefault.jpg
Работницы железных дорог носят сигнальную форму, рассчитанную на мужчин.

Почему так происходит, узнал корреспондент ТОП-55, попробовав себя в роли дежурного по переезду — специалиста, который одновременно регулируют движение сразу двух видов транспорта — железнодорожного и автомобильного. Узнать на своём опыте об особенностях труда людей, которые трудятся на перекрёстке двух дорог — железной и асфальтовой, предложили омским журналистам ОАО «РЖД» совместно с «Комсомольской правдой».

 

Рабочее место дежурного по переезду — будка. Внутри находятся: стол, переговорные устройства, шкафчики для одежды, кулер с водой и умывальник. Но основную работу дежурный выполняет не в помещении, а на смотровой площадке: осматривает составы и следит за сигнализацией для поездов и устройствами, перекрывающими автомобильную дорогу.

 

 

Железнодорожницы «переодеваются в мужчин»

 

Самой первой сложностью для меня оказалось... надеть ярко-оранжевую жилетку железнодорожника. Специалисты называют её сигнальным жилетом. Без форменной одежды встречать машинистов флажком мы не имели права. Застегнуть пуговицы «на автопилоте» не получилось: на сигнальных жилетах они пришиты «на мужскую сторону». С непривычки пришлось немного повозиться. «Сигнальные жилеты все так сшиты, — комментирует София Мажигина, ведущий инженер производственно-технического отдела омской дистанции переезда. — Всё же среди железнодорожников мужчин намного больше, чем женщин».

 

Однако среди дежурных по переездам дамы встречаются чаще, чем господа. Меня обучала азам своей профессии Виктория Горбачёва, дежурный по переезду на девятом километр обвода. Её пост находится в районе улицы 1-я Путевая, недалеко от станции «Московка».

 

«Железнодорожный переезд — это зона особого внимания. Если возникает угроза аварии, нужно вовремя среагировать — остановить транспорт», — начал инструктаж мастер производственно-технического отдела Дмитрий Торбин.

 

Останавливать поезда мне не пришлось. Да и Виктории, которая трудится дежурной по переезду уже два года, тоже ни разу не доводилось. Всё же такие внештатные ситуации — исключение, а не правило. Обычно Виктория предотвращает аварии совсем по-другому. И делает это в течение всей 12-часовой смены практически без перерывов на отдых.

 

Каждый переезд обслуживают четыре дежурных. Каждый за четверо суток отрабатывает две смены: одну дневную с 08.00 до 20.00 и одну ночную с 20.00 до 08.00. Двое суток — законные выходные. В ночную смену Виктория прогоняет сон не кофе: «Или в здании у поста инструкции читаю, или на улице работаю – дорогу убираю».

 

Главная обязанность дежурного по переезду — встречать поезда. У железнодорожников значение этой формулировки не совпадает с привычным. На некотором расстоянии от переезда в рельсы встроен механизм. Когда колёса состава надавливают на это устройство, раздаётся свисток. Так дежурный узнаёт о приближении поезда.

 

 

Главный шлагбаум поднимается автоматически. Если он не сработает, дежурный с пульта перекроет дорогу горизонтально-поворотными шлагбаумами («воротами»).

 

 

«Падают и смеются»

 

По свистку мы с Викторией выходим из будочки дежурного на смотровую площадку перед железной дорогой и ждём приближения поезда. Между тем другой механизм, встроенный в рельсы, с двух сторон автоматически перекрывает переезд для автомобилей. Снизу поднимаются крышки — устройства заграждения переезда. Наедешь на них — отбросит назад. Сверху опускаются шлагбаумы. Виктория следит, чтобы механизм сработал как надо: «Если автоматические устройства сломаются, я перекрою дорогу горизонтально-поворотными и сообщу мастеру о неисправности». Горизонтально-поворотные шлагбаумы похожи на ворота. Дежурный управляет ими с пульта. Кстати, этот же пульт позволяет «командовать» и всей автоматикой на переезде.

 

Дежурный по переезду с помощью пульта может регулировать скорость подъёма и опускания шлагбаума. Правда, так называемый «режим поддержания» действует всего 50 секунд. Этой функцией дежурные пользуются, когда по дороге проезжает очень высокий автомобиль — например, грузовик или экскаватор. «Однажды зимой, в гололёд, один фургон ехал через переезд очень медленно. Я уже на поддержании держала шлагбаум, но ему этих 50 секунд не хватило. Шлагбаум упал на фургон и сломался. Естественно, вся автоматика встала. В таких ситуациях мы перекрываем дорогу горизонтально-поворотными шлагбаумами», — рассказывает Виктория.

 

Некоторые участники движения считают, что сумеют обмануть технику и проскользнуть через железную дорогу. «Велосипедисты у нас едут, бывает, невнимательно. Кричишь им, что крышка сейчас поднимется. Вроде люди слышат, но всё равно в эту крышку врезаются, ударяются, падают, — удивляется Виктория. — Бывает, что и сами смеются. Бывает, что ещё и такими словами скажут на тебя, что лишний раз и подумаешь, стоит предупреждать людей или нет. Но ты обязан, раз стоишь здесь. Но велосипедисты — безвредные».

 

Сложнее с автомобилистами: «Порой они проезжают на запрещающий сигнал прямо на опускающийся шлагбаум. Бывает, что шлагбаум ещё полностью не открылся, а они едут. И тут приближается ещё один поезд, дорога автоматически перекрывается, и шлагбаум падает. И всё, поломка бруса!»

 

Чтобы привести переезд в порядок, дежурный вызывает ГИБДД и мастера-железнодорожника, который должен отремонтировать шлагбаум. По железной дороге в это время ехать можно, а вот автомобильную приходится перекрывать вручную, пока брус не восстановят. «У меня однажды всё это минут сорок заняло», — вспоминает Виктория. Так что если захотите полихачить на переезде — задумайтесь, какими словами назовут вас все водители и пассажиры, застрявшие из-за вашего автомобиля в длинной пробке!

 

Дорогу для поездов этим летом в Омской области перекрывали всего два раза. Как рассказывает пресс-служба ОАО «РЖД», 15 июля у станции «Лузино» застрял Renault. А 14 августа аккурат на переезде у перегона «Карбышево – Московка» заглох двигатель у МАЗа. В обоих случаях дежурные включили для поездов заградительную сигнализацию, которую хорошо видно на дальнем расстоянии. Поезда стояли до тех пор, пока не удалось убрать с дороги поломанные машины.

 

 

Устройства заграждения переезда — «крышки» — поднимаются автоматически. Через них не проедет ни один транспорт на колёсах. Когда дежурному нужно убрать территорию переезда и прочистить механизм внутри крышек (это положено делать каждый час), «крышки» можно поднять с помощью пульта управления.

 

 

Красный круг на хвосте

 

Убедившись, что автомобильная дорога перекрыта, Виктория готовится встретить поезд. Надевает защитные очки — чтобы с поезда искра или частица груза в глаза не попала. Издали показывает машинисту жёлтый флажок с обёрнутым вокруг ручки полотнищем. Это означает, что с дорогой всё в порядке. Когда приблизится локомотив, нужно успеть прочитать и запомнить его номер. Если с поездом что-то не так, Виктория сообщает этот номер и обнаруженную неполадку дежурному по станции.

 

В окне локомотива показывается мужчина в форменной одежде и машет рукой. Это помощник машиниста. Виктория машет ему в ответ. Железнодорожники называют этот жест «знаком бодрствования». Он означает, что всё в порядке. А если не в порядке, в ход идут другие средства — вплоть до петарды.

 

Здесь ходят только грузовые поезда. «Едут — и чувствуешь запахи бензина, кислоты, химикатов. Везут дрова, лес, уголь, легковые автомобили, танки», — делится Виктория. Мимо нас промчался состав с серной кислотой и полицейскими автомобилями.

 

Когда движется поезд, дежурный его осматривает: целы ли сцепления между вагонами, в порядке ли колёса. На последнем вагоне должен мелькнуть приклеенный сзади красный круг. Этим знаком отмечают хвостовой вагон. Круг на месте — значит, от состава ничего не отцепилось.

 

Первый поезд-тихоход я рассмотрела без проблем. А вот второй мчался так, что рельсы грохотали. Когда же дежурный успевает поезда осматривать? «Поначалу-то трудно было подстроиться: всё нужно успеть просмотреть, особенно в ночное время. А потом приноровилась», — отвечает Виктория.

 

Когда поезд уходит, дежурный осматривает специально подложенные в колею планки. Если из поезда выпадает какая-то деталь, то она свисает снизу и ломает планку. Так дежурный узнаёт, что с составом не всё в порядке.

 

В будке установлена рация. По ней дежурный сообщает обо всех обнаруженных неполадках дежурному по станции и машинистам составов. Благодаря этому можно будет успеть починить поезд, пока не произошло непоправимое.

 

 

В дождливую или снежную погоду желобка между рельсами и настилом следует постоянно прочищать от грязи и снега. Грязь помешает отслеживать состояние поездов.

 

 

В грозу и в снегопад

 

Не успели мы согреться в будке, как сработал очередной свисток. Пришлось опять выскакивать на улицу под порывы ветра. «За смену проходит поездов восемьдесят, а то бывает, и больше», — отмечает Виктория.

 

Каждые 5–10 минут мы выходили встречать очередной поезд. Один раз даже по параллельным путям прошли два «товарняка» одновременно. Я убедилась, что для такой ответственной работы не гожусь: быстро движущиеся поезда рассмотреть не успеваю, да ещё и голова от такой скорости начинает кружиться. А вот у Виктории не кружится. Прежде чем попасть на работу, она прошла «кастинг»: на медкомиссии дежурных по переездам отбирают, как лётчиков.

 

Времени отсидеться и передохнуть у дежурных практически нет. Перекусить или попить воду из установленного в будке кулера удаётся только урывками. Кстати, кроме кулера из «коммунальных удобств» — только дачный умывальник («брат Мойдодыра») и туалет-«скворечник» на улице.

 

Каждый час, а то и чаще, дежурный с пульта перекрывает дорогу вручную и убирает с переезда мусор. «Дорога есть дорога: машины всякие едут, может, щебень просыпался», — поясняет Виктория. Она отскребает от грязи желоба на настиле. Уровнем выравнивает планки нижнего габарита — от вибрации они могут смещаться. Прочищает механизм заградительных крышек. Зимой выгребает с переезда весь снег. Летом выпалывает траву. «Зимой дежурить очень тяжело, потому что много снега убирать, песком дорогу посыпать, если гололёд», — рассказывает железнодорожница.

 

София Мажигина добавляет: «Профзаболевание всех путейцев — простуда, потому что работать на улице нужно хоть в дождь, хоть в снег. Поэтому мы и проходим постоянно медкомиссии».

 

В черте города находятся 44 железнодорожных переезда. Из них 18 самых оживлённых обслуживаются дежурными. На остальных работает только автоматика. В прошлом году в Омской области на таких переездах произошло три аварии: автомобили врезались в поезда. Погибло два человека. Ставить на каждый переезд дежурного, чтобы он нянчился с водителями, экономически невыгодно. Хотя против подобных аварий есть одно испытанное средство — соблюдать правила дорожного движения...

 

Настил тоже необходимо регулярно подметать от мусора: это уже на благо не только поездов, но и автомобилей.

25342

Вернуться к списку всех новостей

Предыдущие фотопроекты (3 последних)

Комментарии:
Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Для того, чтобы оставить комментарий без регистрации необходимо заполнить форму, приведенную ниже
Ваше имя*:
Ваш E-mail:
Ваш комментарий*:
Введите числа с картинки:


Омичка27.08.2015 19:44:21
Хорошая статья.Зауважала я такой труд.И жалко наших женщин, что в дождь и слякоть пашут на улице, бедные.
мимо проходил29.08.2015 00:24:05
krot-у: нормальная статья, просто женская о женском труде. Какой смысл ее комментить с мужской точки зрения? Все равно как о колготках или о губной помаде залезть и экспертировать там пытаться. Пущай себе пишут о своем, тем более о нелегком труде железнодорожниц — это не в новость, что он нелегкий…

А шампанское нынче модно охлаждать в футуристичных ледяных фигурах. (ФОТО) ...
  • Самое популярное
  • Обсуждаемое
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
Новости партнеров
Стиль жизни
Наверх