Врачи роддома №2, обвиняемые в смерти двух рожениц, заявили, что не согласны с заключением экспертов

По словам медиков, они свою работу делали правильно.

Вчера, 6 сентября, в Советском районном суде Омска состоялось очередное слушание дела о смертях двух пациенток в омском родильном доме №2.

 

Молодые женщины умерли после родов и теперь отвечать за трагическую развязку будут пять врачей: Светлана Чикишева, Оксана Тищенко, Наталья Анисимова, Пелагея Артеменкова и Валерий Чикишев.

 

Медиков обвиняют по статье «Оказание услуг ненадлежащего качества, которые привели к смерти человека».

 

Сегодня подсудимым дали возможность рассказать о первом эпизоде, связанном со смертью Оксаны Морозовой, которая скончалась 25 мая 2014 года через несколько дней после тяжёлых родов.

 

По этой части дела в качестве обвиняемых проходят бывшая заведующая акушерским отделением патологии беременности Светлана Чикишева, молодой врач акушер-гинеколог Оксана Тищенко и акушер-гинеколог Наталья Анисимова.

 

Заседание началось с ходатайства адвоката одной из подсудимых об удалении представителей СМИ из зала суда.

 

Однако суд в удовлетворении ходатайства отказал, объяснив стороне защиты, что заседание носит открытый характер и присутствовать на нем может любой гражданин, включая представителей прессы.

 

В связи с таким решением отвечать на вопросы адвокатов и суда отказалась Светлана Чикишева. Тогда суд приступил к допросу второй подсудимой Оксаны Тищенко.

 

Девушка заявила, что с предъявленным обвинением не согласна и виновной себя не считает. Далее последовал долгий рассказ, результатом которого стала одна интересная фраза: «Я сделала все правильно». Молодой специалист утверждала, что действовала в соответствии с «Национальным руководством по акушерству и гинекологии», и никаких нарушений в ее работе не было.

 

Кроме того, на момент дежурства Тищенко все показатели анализов Оксаны Морозовой были в норме. 9 мая пациентка на боли не жаловалась, и все было хорошо.

 

На вопрос судьи о причине смерти Оксаны Морозовой Тищенко уверенно ответила – спаечная кишечная непроходимость.

 

Медик часто говорила о том, что состояние пациентки она ни с кем не обсуждала. Тогда судья Елена Коралькова резонно заметила:

 

– Вы с одним не общались, с другим не общались, скажите, вам это было неинтересно?
– Наверно, это мое личное дело, с кем общаться, а с кем нет.

 

Больше вопросов у судьи к Тищенко не было. К опросу подсудимой перешел адвокат, представляющий потерпевшую сторону.

 

Он пытался выяснить, могли бы признаки (СОЭ, давление, тахикардия) свидетельствовать о наличии воспалительного процесса, ведь, по словам медиков, такие показания могут быть у каждой беременной.

 

На этот вопрос Оксана Тищенко пояснила, что у Морозовой такие показатели наблюдались всю беременность, и это считалось нормой.

 

Ни слова о том, что врач допустила какую-то ошибку, в рассказе не прозвучало.

 

После небольшого перерыва рассказать, как все было, решилась Светлана Чикишева.

 

Женщина пояснила, что Оксана Морозова погибла именно от кишечной непроходимости. Кроме того, Чикишева вновь повторила, что состояние Морозовой ухудшилось из-за некачественного обследования в урологическом БСМП-1. Оттуда Морозова приехала без поставленного диагноза, и поэтому они не могли точно определить источник всех бед.

 

– Почему вы не пригласили хирурга для осмотра?
– Я просто так не могу вызвать специалиста из другого учреждения. У Морозовой болела поясница 21 числа. Я положила ее к себе, чтобы выяснить, что это были за боли.

 

Далее Чикишева заявила, что с мнением экспертов она не согласна, а затем и вовсе призналась, что «могла описаться» в истории пациентки, указав, что акушерский анамнез был облегченный, хотя на самом деле медик характеризовала его как осложненный.

 

Не внесла никакого просвета в эту историю и Наталья Анисимова. Напомним, что, по версии гособвинения, именно она умышленно не вызвала пациентке бригаду хирургов.

 

Этот вопрос акушер-гинеколог прокомментировала сегодня.

 

– В мое дежурство показаний для оперативного вмешательства не было. Понимаете, роддом не входит в состав многопрофильной больницы, где можно приглашать нужных специалистов. Хирург был вызван мною, а то, что он пришел позже, – такое стечение обстоятельств. Самостоятельно оперировать хирургическую патологию я не имела права.

 

С заключением экспертов женщина тоже не согласна. Самое интересное, что, по словам Анисимовой, у Оксаны Морозовой во время ее дежурства была кишечная колика, а это не причина для вызова хирурга.

Вернуться к списку всех новостей

На многих прилавках юбилейные товары получили серьезное численное преимущество над изделиями, вписывающимися в рамки более актуальной ныне новогодней тематики. ...
  • Самое популярное
  • Обсуждаемое
Стиль жизни
Наверх