Константин Костин: «Самое популярное сегодня – это развлекательный контент»

Создатель «Рейтинга эффективности губернаторов» рассказал о будущем замороженного исследования, эффективности Телеграмм-каналов и хайпе в политике.

Константин Николаевич, на протяжении трех лет ваш фонд создавал «Рейтинг эффективности губернаторов». Вышло 14 выпусков, последний датирован 24 августа – за три недели до выборов в Госдуму. Вы ищите новый формат, перевели его в закрытый режим или решили отдать эту сферу на откуп коллегам по рынку?

–То, что мы делаем в закрытом формате, точно делаем не в виде рейтинга. Для закрытых форматов используются более консервативные способы подачи информации. Что касается рейтинга: во-первых, после тех перемен [переход Вячеслава Володина на пост спикера Госдумы и изменения в составе Администрации Президента] изменился подход к государственной оценке [деятельности губернаторов], а мы всегда стремились к тому, чтобы наш рейтинг в максимальной степени соответствовал критериям, которые применяются при государственной оценке эффективности работы глав регионов. Во-вторых, наш рейтинг – интегральный, но значительную часть оценки составляют данные социологического модуля. Дизайн анкеты «Фонда общественного мнения», поставщика данных, изменился. Мы размышляем: или менять методику – этого делать не хотелось бы – или искать способы получать социологическое данные такого же качества.

Мы взяли для себя паузу, чтобы определиться. В мае-июне решим, каким образом будем работать дальше по изучению эффективности работы губернаторов.

Не так давно широко обсуждалось влияние Telegram-каналов на социально-политическую ситуацию в стране. Как вы считаете, тема остается актуальной?

– Существует мода. Если говорить о влиянии Telegram-каналов на электоральные процессы, то оно не такое масштабное, как утверждают некоторые исследователи. Как вокруг этого может быть построена федеральная или региональная кампания? Никак. Даже местные выборы не могу быть построены. Хайп есть, но не более того. Действительно, люди, которые не могут в силу разных причин высказать свои мысли, предположения в прессе или где-то еще используют для этого Telegram. Качество высказываемых мыслей, идей, инсайдов вызывает большие сомнения и очень неоднородно.

Как, в таком случае, в целом меняется роль интернета в электоральных процессах? Последние годы говорится о неизбежном наступлении «эры интернета» в этой сфере.

– Есть структура медиапотребления. Есть доказанная эффективность каждого из инструментов политической коммуникации. В ней 70 % принадлежат традиционным медиа, 30 % – интернету. Не стал бы рассматривать их раздельно, потому что если говорить о прессе, то сегодня практически все печатные издания имеют интернет-сайты и становятся его частью, телевизионный контент тоже достаточно серьезно представлен в сети. Происходит взаимопроникновение традиционных медиа и интернета.

– Для большого количества граждан интернет-сервисы стали основным источником информации...

– Источниками стали, но не факт, что «снятый» из интернета байт информации рождает доверие к ней. Тема, какому источнику медиапотребления люди больше доверяют, очень мало изучена. Количество просмотров или рейтинг не всегда становятся синонимами слова доверие.  Формальные цифры не являются показателем эффективности того или иного способа коммуникации. Например, самое популярное сегодня – это развлекательный контент, и когда политика подстраивается под именно такой развлекательный  контент, вы легко получаете хорошие цифры. Но не следует делать вывод, что этот контент будет мотивировать людей на те или иные политические действия.

– В последнее время одним из самых эффективных способов вовлечения масс в выборный процесс называют референдум по местным проблемным темам – сносе хрущевок в Москве, передаче Исаакиевского собора РПЦ в Санкт-Петербурге, строительстве «Храма на воде» в Екатеринбурге.

– Региональные референдумы проходили достаточно часто, и это всегда палка о двух концах. Если все параметры соблюдены – более 50 % избирателей пришли на участки и более 50% проголосовали за определенное решение – то он обратной силы не имеет, необходимо оформлять его на уровне регионального законодательства и исполнять.

– Если говорить о выборах: не так давно «Медуза» опубликовала большое исследование, в нем политтехнологи и политконсультанты говорили о том, что работы нет, денег нет. Вы считаете, что перед большим избирательным циклом рынок перегрет?

– Мне достаточно смешно было это читать. Если кто-то говорит, что сидят без заказов, не видят ни методичек, ни денег – так они их не видели ни 10, ни 5 лет назад. Поскольку мне часто приходилось бывать с другой стороны – со стороны заказчика, я могу сказать, что всегда ощущается дефицит специалистов по самым разным направлениям. Говорилось о том, что «Единая Россия» стала центром заказов. ЕР стала центром концентрации не только заказов,  но и политтехнологов разных специализаций. От хорошей жизни?  Когда я в 2005 году стал заместителем руководителя ЦИК «Единой России», у меня была задача подготовить партийные организации к выборам 2007 года. В ходе нескольких циклов региональных кампаний я понял, что нам не хватает людей, которые готовы сопровождать эту работу. Единственное, что мы могли сделать – начать форматирование  исполкомов так, чтобы их сотрудники становились политическими менеджерами. Партия должна быть самостоятельной, в редких случаях привлекать кого-то на подряд, разве что юристов. Потому что в нужный момент сложно найти специалиста и не факт, что этот специалист сможет решить поставленные задачи.

(Информация предоставлена Новосибирским филиалом ФоРГО)    

6730

Вернуться к списку всех новостей


Комментарии:
Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Для того, чтобы оставить комментарий без регистрации необходимо заполнить форму, приведенную ниже
Ваше имя*:
Ваш E-mail:
Ваш комментарий*:
Введите числа с картинки:



А шампанское нынче модно охлаждать в футуристичных ледяных фигурах. (ФОТО) ...
  • Самое популярное
  • Обсуждаемое
Новости партнеров
Стиль жизни
Наверх