Ольга Стволова: «Люди с инвалидностью привыкли жить в гетто»

Фото со страницы Ольги Стволовой "Вконтакте" и из группы "Особенный ТИП"
Активист и руководитель театральный студии «Особенный ТИП», где задействованы люди с ограниченными возможностями, Ольга Стволова планирует завоевать «Золотую маску», верит в знаки судьбы и готовится к новому этапу в своей жизни. Обо всем этом она поговорила с журналистом ТОП-54.

«Если любишь свое дело, все складывается»

 

– Ольга, ваша студия существует уже два года, но с выходом спектакля «Моя сказка» она обрела особую популярность. Как думаете, почему?

 

– С одной стороны, все больше людей о нас узнает, люди понимают, что мы серьезно относимся к делу. С другой стороны, в нашей второй постановке «Моя сказка» мы рассказываем свои личные истории. В первой постановке по пьесе Тонино Гуэрро мы если и рассказывали о себе, то лишь чуть-чуть, это были небольшие вставки. А второй спектакль держится целиком на наших личных историях, и людей это очень сильно привлекает.

 

В этом сезоне к нам приходили мамы детей с инвалидностью, они приводили своих детей, рассказывали о нас другим мамам и писали нам чудесные отклики. Они говорят, что очень сильно переживают, что будет с их детьми, когда они вырастут. А глядя на наших ребят, они понимают, что все с ними будет хорошо.

 

 

Еще я часто слышу такое мнение, что в нашем спектакле очень много внутренней свободы. Это мне тоже очень приятно. Неожиданно слышать, что люди видят в нас именно свободных, сильных людей, что они не воспринимают наше творчество как рассказ о том, как люди преодолевают свои сложности.

 

Люди приходят к нам на идею. На самом деле, спектакль у нас не самый дорогой, по крайней мере, пока. Поэтому все получается очень естественно и природно. Мы транслируем жажду жизни, радость творчества, и на это откликаются такие же люди.

 

– Первый ваш спектакль поставила известный режиссер Галина Пьянова, которая получила в этом году «Золотую маску», вторую – актриса и начинающий режиссер Яна Сигида. Кроме того, у вас в труппе задействованы профессиональные артисты. Как вам удалось привлечь к совместной работе известных театральных деятелей?

 

– Когда мы только организовывали нашу группу, некоторые сомневались, что мы найдем людей, которые будут бесплатно долго заниматься нами, а тем более, хорошего режиссера. Но когда искренне любишь свое дело, все складывается. Находятся нужные люди. И в этом я уже неоднократно убеждалась. В первом сезоне мы очень долго искали художника, который придумал бы нам декорации и костюмы. У нас было очень много кандидатов, которые приходили к нам на репетиции, а потом мы понимали, что что-то с ними не клеится. А когда я собиралась на театральный фестиваль, вдруг сам по себе нашелся художник – Вика Ивлева. Она придумала нам афишу, декорации, костюмы и придумывает все это и для второго сезона.

 

Похожая ситуация сложилась и в тот момент, когда я только хотела создать студию. Мне казалось, что это случится очень нескоро, когда я наберусь опыта, чему-то научусь, что-то узнаю. И в какой-то момент две мои подруги, которые друг с другом не знакомы, одновременно мне сказали: «Оля, а почему бы тебе не организовать театральную студию?» Я всегда обращала внимание на знаки судьбы, и подумала: если два человека одновременно, практически в один день, сказали одно и то же, то надо идти вперед. И тут все закрутилось.

 

– А как вы начали работать с режиссером вашего второго спектакля, актрисой Яной Сигидой?

 

– На второй постановке у нас уже был утвержден режиссер, но у него возникли семейные обстоятельства, и он не смог с нами работать. Я этим поделилась с Яной, с которой у нас и до этого были дружеские отношения. Яна воодушевилась и сказала: «Оля, давай я». Причем Яна сначала говорила, что потом найдет какого-нибудь режиссера, но я уже чувствовала, что этим режиссером станет она. У нее уже был опыт в качестве режиссера, и это чувствовалось. Яна очень хорошо умеет работать с людьми, она очень добрый, трепетный человек. И в то же время, никто при ней от работы не отлынивает. Бывает, мы после репетиции с ней и ребятами вместе гуляем или что-то обсуждаем. Я рада, что именно Яна стала нашим вторым режиссером. Потому что в таких проектах важны именно человеческие качества. Мне кажется, работа души тут нужная огромная, и при этом требуются профессиональные качества, что и демонстрирует Яна.

 

 

«Всегда можно найти людей, которые помогут»

 

– В чем основной посыл спектакля «Моя сказка»?

 

– «Любовью воздух напоён, любовь везде, любовь во всем» – это, по большому счету, правда, мне бы хотелось именно эту мысль транслировать в первую очередь. Уже потом идет тот посыл, что для человеческой любви не существует преград. Главное – помочь зрителю открыть глаза и понять, что в его жизни есть любовь. Чтобы каждый человек, придя на наш спектакль, подумал, а какая она, о чем его сказка. Мы живем и творим свою сказку сами. И, конечно, наш спектакль о том, что жизнь очень легка, прекрасна, и о самых сложных вещах надо говорить улыбаясь, танцуя и напевая песни.

 

– Насколько уникально то, чем занимается ваша студия?

 

– У нас нет никакой серьезной «крыши», кого-то фонда, который бы нас защищал. Это абсолютно волонтерский проект, и уже в этом смысле он уникален. У нас очень мало театров, где объединяются люди с инвалидностью. Есть терапевтические театры, но это не совсем про искусство. Такие спектакли не особо интересно смотреть зрителям. Они тоже имеют место быть, но у нас про другое.

 

А у нас видите, какая еще тема. Мы ищем людей по интересам, тех, кому нравится заниматься театром. И поэтому мы берем людей и без инвалидности тоже. И когда спрашивают, почему педагог должен бесплатно преподавать «обычным» людям, я отвечаю: у нас развивается институт волонтерства, когда добровольцы помогают людям с инвалидностью. Но у нас до сих пор практически нет такого, чтобы человек без инвалидности партнерски относился к человеку с инвалидностью. И мне бы хотелось показать другим людям, что так бывает. В этом смысле я хочу поощрять таких людей, которые готовы на равных учиться и работать с людьми, которые имеют инвалидность. У нас есть такие люди, они участвовали и в первой постановке.

 

Люди с инвалидностью в нашей стране привыкли жить в небольших гетто. Они видят либо тех, кто за ними ухаживает, либо таких, как они. У них в голове возникают преграды, они начинают думать о себе как о «людях с инвалидностью». И вот такие проекты помогают думать им о себе как о людях. Я раньше занималась доступной средой, а благодаря этому проекту такая работа немножко для меня обесценилась. Я выясняла, сколько ступенек в таком-то здании, как удобнее пройти туда-то... Сейчас я понимаю, что это не имеет никакого значения, потому что, если мне нужно куда-то попасть, я обязательно туда попаду. Всегда можно найти людей, которые помогут. Наши актеры со временем тоже стали понимать, что на самом деле все барьеры в них самих.

 

На самом деле, подобных постановок немного, но они есть. Например, спектакль «Жар-Птица» в Питере, который номинировали на «Золотую маску». Есть спектакль «Прикасаемые», где участвуют слепо-глухонемые, в нем приняли участие известные российские актеры. Вы знаете, я смотрела, как вручали «Золотую маску» нашему первому режиссеру Галине Пьяновой, и поняла, что хочу получить эту награду. Я уверена, что наш спектакль «Моя сказка» мы когда-нибудь номинируем. Я хочу повезти наш спектакль на международный театральный фестиваль, где есть специальная программа. Очень круто, что на мировом уровне существуют фестивали, которые принимают такие спектакли.

 

– С какими сложностями вы столкнулись при постановке спектаклей?

 

– Вы знаете, я такой человек, настраиваюсь на хорошее, позитивное, не обращаю внимание на неприятное. Но, конечно, сложности всегда есть. Например, когда люди с инвалидностью учились работать на полную катушку. Особенно это отчетливо проявлялось в первом сезоне. Когда один человек говорит «Я устал», «ну вы же понимаете», и тут же видит, что другой человек, тоже с инвалидностью, как-то работает и не понимает, почему он устал. Люди начинают тянуться друг до друга, не дают себе поблажек. При этом они учатся друг другу помогать.

 

Сложности были еще с тем, что у всех разные графики работы. У нас есть мальчик, которому 13 лет, есть мужчина, которому 50 лет, есть ребята, которые учатся в институте. Поэтому самая большая сложность – состыковать наши графики. Доходило до того, что у меня начиналась паника, когда нужно было состыковать работу педагогов и всех ребят.

 

Это всегда большое приключение – найти какую-то дату, когда все могут собраться, такой квест. Но мы стараемся. Например, у нас мальчик есть Вася, он уехал на весь июнь в санаторий. Мы придумали такую форму, чтобы Вася оставался в нашем спектакле – сняли его на видео. Но, конечно, мы ждем, когда он вернется и будет участвовать «живьем», потому что энергия каждого очень важна.

 

 

«Это не развлечение»

 

– Недавно вы выступили на открытой площадки возле ДК «Академия» в Академгородке. Как прошел спектакль?

 

– У нас были шутки про Академгородок! Вообще, профессионалы, которые смотрели наш спектакль, говорят, что это очень сложная форма, потому что здесь очень много импровизации. Но у нас есть «скелет», на который мы ее накладываем. Нас очень интересно смотреть каждый раз, потому что в спектаклях всегда есть новшества. Это на самом деле непросто, но мы справляемся.

 

Нас поразило, что люди полтора часа сидели на ступеньках ДК. Мы не уменьшали наш спектакль, а ставили его таким, какой он есть. Представляете, как сложно удержать внимание людей на открытой площадке? Едут машины, мимо идут какие-то люди, комары кусают. Получается, у нас есть определенный уровень профессионализма и харизмы, энергетики, которую мы распространяем на этих людей. Из жалости нельзя просидеть полтора часа на улице, когда тебя съедают мошки и не очень удобно сидеть.

 

– Есть ли у вас трудности с площадками для выступлений?

 

– Проблема с площадкой у нас была во время первого спектакля «Ангел с усами». Нам сделали очень много предложений, но мы были вынуждены от них отказаться. Да и сейчас непросто найти подходящее место. Наш спектакль очень уютный и семейный, и я бы его хотела показывать на лофте, где было бы человек сто с небольшим. Как, например театр «Ля Пушкин». Но там стоят колонны... Хотелось бы еще, чтобы это была доступная площадка, чтобы никому их наших актеров не навредить. Пока в нашем городе я не видела абсолютно подходящего для нас помещения. Но я надеюсь, мы его найдем.

 

– Какие у студии ближайшие планы?

 

– Сейчас мы планируем грандиозное событие. 29 сентября мы собираемся показать «Мою сказку» в ДКЖ, на огромной сцене. Мы планируем переделать спектакль, пригласить новых артистов, которые будут создавать другие миры. Это большая работа, к которой мы сейчас готовимся. Мы постоянно принимаем вызовы судьбы и идем вперед, а в этом сезоне будет много дерзости. Взять хотя бы то, что мы отважились выступить в ДКЖ. Сейчас у нас есть договоренность с новым режиссером.

 

– Как будет проходить отбор на следующую постановку?

 

– В первом сезоне у нас был кастинг. Люди приходили, читали стихи, пели песни. Во втором сезоне я пригласила нескольких ребят, которым это интересно. Скорее всего, в октябре мы снова устроим кастинг. Сейчас я все-таки хочу видеть людей, которые готовы к серьезной работе. Понятно, что все равно кто-то будет уходить по разным причинам. Но мне бы уже хотелось больше загружать людей, давать им понять, что все очень серьезно, что это не развлечение. Потому что мы делаем спектакль, который будет рассказывать людям важные вещи, так что я буду более серьезна и жестка.

 

 

Долгий процесс

 

Во время интервью к нам подошла женщина и обратилась к Ольге с вопросом, как помочь ее другу. Мужчина долгое время находится в инвалидном кресле и практически никуда не выходит, опасаясь излишнего внимания окружающих. На это Ольга предложила женщине передать другу, чтобы тот нашел ее аккаунт в социальной сети.

 

– Я считаю, что иногда можно помочь просто своим примером, показав себя: «Привет, я Оля Стволова, я веду вот такой образ жизни. Если тебе будет интересно, можешь приходить на мои мероприятия». На самом деле, человек может даже не написать мне, а просто начать листать мою страницу. Это поможет понять, что даже в нашем Новосибирске есть люди, которые несмотря ни на что живут так, как они хотят.

 

Для меня примером когда-то стала Евгения Воскобойникова, журналистка телеканала «Дождь», которая тоже передвигается в инвалидном кресле. Она улыбалась, кокетничала с мужчинами, вела передачу, и это произвело на меня очень большое впечатление. Так что я считаю, что пример может изменить жизнь. Но процесс этот может идти медленно.

 

Когда я в первый раз пришла в «Мегу», мне казалось, что все на меня обращают внимание. Сам поход в магазин был для меня стрессом. Потом я к этому привыкла и пошла в кино. Потом мне захотелось большего, и я пошла в театр. Потом мне стало скучно ходить с мамой, я стала ходить с друзьями. Мама боялась меня отпускать одну, не разрешала самостоятельно управлять креслом. Говорила, сейчас на кого-нибудь наедешь, тебе задавят, ты упадешь. Были серьезные разговоры, когда я говорила маме, что пойду с друзьями сама, и все будет хорошо, когда я выходила на целый день из дома. Мне говорили: ты устанешь...

 

Сейчас все легко и просто, но на самом деле, это был очень длительный, серьезный процесс. Надо привыкнуть сначала к одному этапу, побыть на нем, подышать, осмотреться, потом перейти к другому этапу. Сейчас я знаю, какой этап у меня впереди, но про это я не расскажу (улыбается).

1850

Вернуться к списку всех новостей


Комментарии:
Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Для того, чтобы оставить комментарий без регистрации необходимо заполнить форму, приведенную ниже
Ваше имя*:
Ваш E-mail:
Ваш комментарий*:
Введите числа с картинки:



А шампанское нынче модно охлаждать в футуристичных ледяных фигурах. (ФОТО) ...
  • Самое популярное
  • Обсуждаемое
Новости партнеров
Новости партнеров
Стиль жизни
Наверх