фото: www.profinance.kz

За кредитной плитой


Влад Поликарпов, "Курс цен" 27-10-2010

Кредит, взятый на развитие бизнеса, неожиданно может стать причиной смерти этого бизнеса. Сотрудник банка, который в начале сотрудничества приветливо улыбался бизнесмену и охотно поддерживал разговоры о погоде и рыбалке, превращается в палача, сухо и беспристрастно зачитывающего приговор. Владелец небольшого предприятия часто не успевает понять, в какой момент произошло роковое превращение...

 

С миру по крупице
Пожалуй, одной из самых драматичных историй омского бизнеса стали похождения предпринимательницы Светланы Комбаровой, владелицы небольшого предприятия «Семикруп». Кончилась история тем, что предприятие было по частям распродано конкурсными управляющими за смешные деньги, а сама г-жа Комбарова, приговоренная за мошенничество к сроку, долго находилась в бегах.

Представители «Семикрупа» до сих пор гадают, почему ряд банков, не дожидаясь срока окончательного гашения кредитов, вдруг предъявил требования к «Семикрупу» о досрочном их возврате в пятидневный срок. Заместитель управляющего Омским филиалом Банка ВТБ Евгения Соколова объясняла решение своего банка значительным ухудшением финансового положения «Семикрупа», о чем был сделан вывод исходя из данных последнего ежеквартального отчета предприятия. По искам некоторых банков, где у Комбаровой были открыты кредитные линии, суды арестовали имущество Комбаровой и расчетные счета. Работа завода оказалась блокирована, задолженности перед поставщиками и клиентами росли, посыпались судебные иски. В этих условиях Комбарова подает заявку о банкротстве.

– Мы по-прежнему не знаем, что заставило банки потребовать от нас досрочного погашения кредитов, – рассказывает г-жа Комбарова. – Мы работали и не отказывались от своих обязательств.

Банкиры же в прессе неоднократно называли свою бывшую заемщицу мошенницей.

За завод – банкомат
В 2007 году УРАЛСИБ открыл предпринимателю Михаилу Сокольникову кредитную линию. В качестве обеспечения залога выступал строительный завод. Через год Сокольников, по его словам, погасил кредит перед УРАЛСИБом и обратился в банк с просьбой выдать документы, подтверждающие полное исполнение обязательств по обеспечительному залоговому договору. Однако банк на это никак не отреагировал. На тот момент перед Сокольниковым маячила возможность заключения сделки по продаже завода. Но банк так и не вернул завод. Сделка сорвалась. Сокольников предъявил банку иск, требуя возмещения ущерба. И суд в рамках обеспечительных мер арестовал 43 банкомата УРАЛСИБа! Подобное действие не имело прецендентов в области – мелкий предприниматель, казалось, одержал победу над могучими банкирами!

Но радость длилась недолго: банк обратился в суд с просьбой приостановить исполнительное производство, что и было сделано. Позже суд отказал предпринимателю в удовлетворении иска по возмещению ущерба.

Представители банка вновь спели песню о том, что предприниматель на самом деле был мошенником, никакой сделки ему не грозило, а сам завод представлял собой полуразрушенное здание. Доводы показались суду убедительными, а г-н Сокольников по-прежнему ищет покупателя на завод.

Луговская обида
Известная в городе перфекционистка, владелица ресторана «Луговская слобода» Наталья Гергерт взяла в Промсвязьбанке кредит для того, чтобы открыть кондитерскую премиум-класса. Но кризис спутал все планы, доходы с ресторана упали и начались просрочки, остаток долга составил 5 миллионов.

Г-жа Гергерт имеет великолепную репутацию и от уплаты долга никогда не отказывалась. Бизнес-леди начала долгие переговоры с сотрудниками банка о реструктуризации. По словам г-жи Гергерт, банк отказал ей в этом, а когда все же принял такое решение, оказалось поздно: финансовая ситуация еще больше ухудшилась. В результате банк обратился в арбитражный суд с иском о взыскании залогового имущества, к которому относится почти вся обстановка ресторана «Луговская слобода», и вы­играл. Г-жа Гергерт не стала оспаривать решение.


– А какой смысл? – развела она руками. – Мы сейчас ищем другие пути решения этой проблемы.

Понятно, что имеются в виду инвесторы. В результате создательница бизнеса может потерять права на свое детище.

Последнее слово
Винить банки в том, что они  делают свой бизнес, невозможно. Формально они  правы и заемщика действительно никто не тащил насильно в банк с тем, чтобы он ввязался в долговые обязательства. Поэтому и суды часто встают на сторону финансовых учреждений. Другой вопрос, что все банковские договоры больше прав предоставляют именно банковской стороне: банки могут в одностороннем порядке изменять условия, могут в определенных случаях требовать досрочного гашения кредита. Единственное, что может противопоставить им бизнесмен, это внимательное прочтение договора. А еще готовность остаться без бизнеса, если все вдруг пойдет не так. 

МНЕНИЕ

 

Андрей Хабаров, адвокат:
– Что значит обмануть банк? Это значит – обмануть его работников. Но если сотрудники банка были в курсе происходящего, то нельзя говорить даже о незаконном получении кредита, не говоря уже о мошенничестве. У большинства людей и в мыслях не было украсть деньги и обмануть банк. Это банки предлагали, шли навстречу, принимали поддельные документы и повторные залоги, сами подсказывали, как их лучше оформить. Показательно заявление главы Сбербанка Германа Грефа, сделанное им, когда началась вся эта вакханалия с массовыми невозвратами: нужно переходить от объемов кредитов к качеству. То есть до 2009 года план был в объемах! От объемов зависело все: зарплата сотрудников, их служебное положение, премии.

Дешевле всего стоят говядина и баранина, а также рыба и сыр. ...
573 5
Это было одно из первых заведений подобного рода в нашем городе. ...
200 0
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
Но ее первой и самой главной «любовью» стал костюм уточки, купленный в супермаркете. ...
188 0
Стиль жизни
Наверх