фото: zundercom.narod.ru

Дети Припяти


Ксения Вахитова, "Любинский проспект" 22-08-2011

Если мать – урбанизация, а отец – тонущий в смоге мегаполис, то на свет появится целое поколение странных детей. Их история – летопись рождения и гибели промышленных гигантов, их пейзажи – таинственно молчащие заводские корпуса, их развлечение – проникнуть на тот заброшенный объект, где никто еще не был.


Диггерство, руфинг, сталкерство, urban exploration, индастриал, городской туризм – все это понятия если не синонимичные, то родственные. Суть подобных увлечений общая – побывать в труднодоступных местах, будь то подземные катакомбы для диггеров, крыши домов для руферов или многочисленные заброшенные здания для всех остальных. Оставаясь равнодушными к идиллическим сельским картинкам, березкам и ручейкам, о смысле своего увлечения «городские исследователи» говорят весьма лирично.

– Промышленность – это сердце города, – объясняет увлеченная индастриалом Светлана Пикуль. – Поэтому, проникая на заброшенное предприятие, ты оказываешься в самом сердце мегаполиса и в то же время словно переносишься в прошлое.

На прекративших работу заводах, действительно, будто останавливается время – как консервы советской эпохи, стоят замершие проходные, в пыльных солнечных лучах греются фото давно ушедших ударников труда, валяются противогазы, ржавеют устрашающие агрегаты, в никуда обращаются плакаты «Прибавим в работе, товарищи!» С другой стороны, атмосфера прошлого здесь разбавлена нотками постапокалиптических настроений – ведь именно так выглядели бы останки нашей цивилизации, если бы вдруг все люди исчезли с лица Земли.

Привет из СССР
Любопытно, что у «сталкерских» объектов существует определенная градация – есть общеизвестные места, где полазал каждый школьник, есть «забросы», покоренные лишь некоторыми избранными, наконец, есть и такие, куда не совал свой любопытный нос и не ступал стоптанным кроссовком ни один индустриальный турист – в первую очередь это военные объекты, которые и сейчас тщательно охраняются.

Как говорит Яков Алексеев, организатор омского интернет-сообщества сталкеров, к объектам, с которых каждый «турист» начинал свою карьеру, относится детская психиатрическая больница. Уже от одного названия становится немного не по себе, воображение, растревоженное ужастиками и компьютерными играми типа «Сайлент Хилла», так и начинает рисовать одну картину страшнее другой. Между тем, по словам бывалых «туристов», ничего страшнее и интереснее дохлой кошки в подвале там нет. А вот ДК «Рубин», до того как его окончательно разрушили, был любимой находкой: пустые танцевальные залы, заброшенный зимний сад, многочисленные кабинеты, где гнездились детские кружки. В целом же, с точки зрения индустриальных исследователей, наш город – это настоящая жемчужина, поскольку по количеству промышленных предприятий Омск входил в первую пятерку советских городов. Все это великолепие погибшей империи досталось по наследству сталкерам, главное для них – суметь отыскать неразведанные места.

– Количество объектов не статично – одни становятся общеизвестными и теряют свою привлекательность, в то же время появляются новые заманчивые места, – говорит Яков. – Нахожу я их по-разному: замечаю что-то интересное во время прогулок, рассматриваю спутниковые снимки, читаю материалы по истории развития местной промышленности, слежу за новостями.

О бомжах и поэтах
Кроме наших «технократических эстетов», на объекты наведываются охотники за цветным металлом и участники игр типа «Дозора» и «Энкаунтера». Этим плевать на тонкие материи, и после себя они оставляют пустые бутылки, битые стекла, граффити и раскуроченные в поисках меди или алюминия механизмы. Так что к сторожам, охраняющим покинутые здания, сталкеры относятся двояко: с одной стороны, охрана мешает проникнуть внутрь городскому исследователю, с другой – оберегает объекты от менее почтительных посетителей. Разумеется, кроме сторожей и бродячих собак на объектах может обитать и другая живность – в первую очередь бомжи и наркоманы. И если стычка с охранником заканчивается выдворением за пределы территории, то группа люмпенов в состоянии наркотического или алкогольного опьянения может быть более опасной. Впрочем, именно адреналин делает индастриал более привлекательным. К тому же знакомство с маргиналами может пройти вполне благополучно – по словам Якова Алексеева, одна из таких встреч закончилась тем, что сталкер читал сидящим на корточках «пацанчикам» стихи.

МНЕНИЕ

Яков Алексеев, городской исследователь:

– Одним из самых интересных объектов был ДК «Рубин». Его проект делали в Москве, и вроде даже на ВДНХ он был награжден то ли медалью, то ли дипломом. Консультации о внутренней и внешней отделке велись со специалистами Художественного фонда РСФСР. В первое время внутри там все оставалось в сохранности: была кинопроекторная с оборудованием, различная аппаратура и огромный бюст Ленина в холле. Место было очень атмосферное, и каждый кабинет был буквально пропитан историей: были диафильмы со знаменитостями, посещавшими ДК (например, с Михаилом Боярским), пластинки, какие-то заметки о местных коллективах. Многое вынесли толпы сталкеров после того, как этот объект стал известен, а завершили все мародеры, которые вытащили алюминиевые рамы.

ИНТЕРЕСНО

Бывалым сталкерам пределы Омска начинают казаться слишком тесными, и они ищут новые объекты в районах, других областях и даже странах. Так, настоящей мечтой омских «городских исследователей» можно назвать казахский город Аркалык, в перестройку практически полностью вымерший. Целые улицы и кварталы, застроенные панельными домами, в нем пустуют, как будто там наступила ядерная зима. 

Диггерство не распространено в Омске, поскольку почвы у нас болотистые и пещер нет. Что касается бомбоубежищ, то они все открыты и малоинтересны. А в недостроенное омское метро проникнуть еще ни разу не удавалось, по крайней мере, этот факт не афишировался. Зато в среде городских исследователей бытует шуточная легенда, что на одной из подземных станций, с которых строительство метро начиналось (район бывшего завода Баранова и ОмПО «Полет»), стоит золотая статуя Л. Полежаева, именно поэтому эти станции до сих пор тщательно охраняются.

Планируется, что в них будет помещаться и два человека. ...
953 0
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
Но ее первой и самой главной «любовью» стал костюм уточки, купленный в супермаркете. ...
159 0
Стиль жизни
Наверх