фото: us.123rf.com

ВТО: Какой бизнес выиграет?


Ирина Блатнер, Юлия Ожерельева, "Курс цен" 21-12-2011

Неминуемая гибель или выход на международные рынки? Мировое рабство или возможность приобретения качественных недорогих товаров? Крах грез об изобретении русского айфона или эра честной конкуренции? О последствиях для бизнеса вступления России в ВТО рассуждали омские предприниматели.


Дмитрий Карев, руководитель компании «Настоящий фермер»:

– Лучше пока не думать, что изменится после вступления в ВТО. Прогнозы разные: от суперпессимистических до очень радужных. Что ­касается сельского хозяйства, в частности, молочной промышленности и зернопереработки, – тут все видится в плохом свете, если ситуация не изменится в сторону поддержки производителя государством. Ведь противостоять низким ценам импортного молока и мяса мы не сможем. Говорят, у нас откроется выход на международные рынки. Но нет, откроется он только для нефтяников, а нас Европа задушит. И противостоять этому самостоятельно мы не сможем, потому что все решает покупатель. Увидев цену в два раза ниже, он купит молоко, масло, сметану из Финляндии или Франции, притом качество их продукции выше. Как тут можно побороться? Снижать закупочные цены? Тогда производители молока попросту разорятся. Спасти сельское хозяйство сможет только адресное государственное дотирование.

Алексей Степочкин-Тищенков, директор компании «Бабл Продакшн»:
– Я не вижу смысла во вступлении в ВТО: наша страна самодостаточна, она может производить совершенно все! Это скорее мы нужны им, а не они нам. Как бы то ни было, не думаю, что вступление в ВТО как-то изменит ситуацию на мебельном рынке: в России представлена мебель иностранных производителей, но все производства находятся у нас. Считаю, в первую очередь пострадает отечественная сфера высоких технологий. Русский айфон так и не будет создан!

Арсен Пономарев, директор гипермаркета «НоваТор»:
– Все зависит от того, какими будут окончательные условия вступления России в ВТО. В идеале эта сделка должна быть совершена аккуратно, с учетом ­особенностей ­российской экономики. В этом случае мы попросту ничего не заметим. Но есть большая вероятность того, что условия эти в чем-то будут заведомо невыгодными. В этом случае изменений к лучшему ждать не стоит.

Что касается торговых сетей, не думаю, что расширение возможностей вывода на наш рынок зарубежных товаров массово привлечет к нам иностранных ритейлеров. Этот процесс будет происходить, но вне зависимости от того, вступим мы в ВТО или нет. Российский рынок – особенный, и многие сети на нем «обжигаются». Могу прогнозировать, что к нам придет Wallmart, – и ВТО тут не при чем.

Ольга Спиридонова, директор трикотажной фабрики «Эдельвейс»:
– Наше предприятие не ждет резких перемен от вступления в ВТО, по крайней мере, их не будет на первых порах. Ведь мы и сейчас живем в условиях открытого рынка: не стоит забывать об одежде из Китая, Турции. Хотя мы больше ориентируемся на Европу: чтобы конкурировать с их производителями, переходим на новое оборудование, сырье. Но для начала нужно прочувствовать новое положение, а потом уже предпринимать какие-то шаги по противостоянию западным производителям. Думаю, для нас членство в ВТО – плюс: это стимул к развитию, чтобы постепенно выйти на международные рынки.

Татьяна Михайлова, директор ООО ПКФ «Медтехсервис»:

– Вступление в ВТО – спорный вопрос. Опасения, что импортное оборудование резко хлынет к нам, несколько преувеличены, поскольку его и сейчас у нас достаточно. Другое дело, что пошлины на него понизятся, значит, и цены упадут, и те, кто не мог купить качественную измерительную технику, смогут это сделать. Это, бесспорно, хорошо, но из-за снизившейся цены наши производители заплачут, поскольку они неконкурентоспособны. Хотя, возможно, их сможет спасти то, что нам, компаниям, занимающимся сервисом и ремонтом медицинского ­оборудования, удобнее и выгоднее работать с отечественными производителями. Потому что запчасти дешевле и их проще достать. А импортную технику часто собирают из запчастей разного производства, найти которые при поломке бывает очень сложно. В общем, как обычно, любая медаль имеет две стороны.

Дмитрий Казаков, директор сети «Желтая корова»:
– Вероятность того, что после вступления в ВТО в Омск «хлынет» импортное живое пиво, очень низка: срок годности нашей продукции – полтора месяца. Если пиво из-за границы и появится, будет понятно, что оно для увеличения срока хранения напичкано химией – и покупатели тоже это поймут. Если говорить о фасованном пиве, сомневаюсь, что и тут ситуация изменится: основные зарубежные игроки этого рынка уже присутствуют и в Омске. И не думаю, что для остальных, еще не представленных у нас производителей, открывшиеся границы будут знаком того, что пора «выдвигаться» в Россию – процесс выведения продукта на рынок долгосрочен, компании сто раз подумают, прежде чем сделать такой шаг.

Сергей Чирков, директор компании «Евроснек»:
– Вступление в ВТО – это долговое рабство, мышеловка, в которую даже приманку не кладут. Упаси нас Бог от этой напасти. Но если это все-таки произойдет, печальной участи не избежать всему малому и среднему бизнесу, в том числе и нашему предприятию. Цены на рынке снеков упадут, чтобы конкурировать с мировыми гигантами, снизим цены и мы. Эффективность производства у нас не такая высокая, как за рубежом. Цены на энергоносители – сумасшедшие. Банковский процент – высокий. Нашей наценки не будет хватать, чтобы платить всем зарплату, заправлять автотранспорт, содержать здания. Поэтому в итоге производство остановится, глупо работать в убыток себе.  Поскольку от власти никакой помощи ждать не придется, думаю, соберется группа энтузиастов: российские производители образуют ассоциацию «Мочи козлов», а меры противодействия будут такими же, как в 90-е годы: будут сжигать, взрывать, убивать. Опыта у ребят предостаточно, именно так были сформированы первые российские капиталы. Причем начнутся поджоги и убийства уже через год после нашего вхождения в ВТО.

Игорь Картавенко, генеральный директор компании «Санг-О»:
– У вступления России в ВТО есть и свои плюсы. Открытие границ приведет к тому, что мы увидим настоящую конкурентную борьбу между компаниями. Цены на рынке станут адекватными, а не такими, какими их хотят видеть местные «хозяева бизнеса». Трубить тревогу еще рано как минимум по нескольким причинам. Во-первых, будет переходный период, и продлится он около 5 лет – все изменения будут происходить поэтапно. Кроме того, омичам не стоит сильно беспокоиться еще и из-за нашего географического положения: возить продукты в Омск дорого. Здесь опасность грозит скорее тем городам, которые располагаются ближе к Европе. Там небольшие производства, которые лишь недавно начали возрождаться, рискуют быть «убитыми» зарубежными конкурентами. Взять, к примеру, фрукты и овощи: той же Испании гораздо легче и выгоднее их выращивать, чем многим российским регионам. Да, по прошествии переходного периода мелкие производства – к примеру, пищевые, – в Омске могут не выжить. Но зато уверенно стоящие на ногах компании («Омский Бекон», «Сан-Инбев») обязательно найдут способ удержаться на плаву. В этом плане вступление в ВТО на омском производстве не слишком скажется. Более явная причина, от которой могут пострадать производители, – рост цен на энергоносители (в том случае, если цифры будут «подтягиваться» до общеевропейского уровня).

ФАКТЫ

Всемирная торговая организация (ВТО) создана в 1995 году. Цель ее – либерализация международной торговли и регулирования торгово-политических отношений государств-членов. ВТО отвечает за разработку и внедрение новых торговых соглашений, следит за соблюдением членами организации всех соглашений, подписанных большинством стран мира и ратифицированных их парламентами. Штаб-квартира ВТО находится в Женеве, ее главой является Паскаль Лами. В состав ВТО входит больше 150 стран, на долю которых приходится 97% мирового торгового оборота.

Обязательства России в случае присоединения к ВТО частично уже содержатся в международных соглашениях России: Соглашении о партнерстве с ЕС, Договоре к Энергетической хартии, соглашении о защите и поощрении капитало­вложений. Но существует и целый ряд дополнительных обязательств. Они касаются, например, «замораживания» импортных тарифов и ограничения сельскохозяйственных субсидий. Именно эти обязательства являются предметом переговоров. Сторонами, участвующими в переговорах с Россией, обсуждается уровень тарифной защиты рынка товаров и уровень защиты рынка услуг.

В ноябре 2006 года журнал «Эксперт» опубликовал данные о том, что «максимальная теоретически возможная выгода отечественных предприятий от присоединения России к ВТО равна 23 млрд. долларов в год», при этом «можно прикинуть, что Россия отдаст часть своего рынка, равную примерно 90 млрд. долларов в год». Другие эксперты считают, что максимальная выгода от вступления в ВТО за все годы «невступления» росла, а потери от выхода на российские рынки иностранных товаров падали. Еще один аргумент «за» –  Россия вступает в ВТО на крайне льготных условиях, что позволит ей 2-3 года получать выгоду от ВТО, вообще не меняя таможенную политику.

В ноябре заметно изменились цены на дизельное и газовое топливо. ...
424 0
Это было одно из первых заведений подобного рода в нашем городе. ...
276 0
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
О своих вкусах и принципах он сообщил собратьям по дорожному движению. (ФОТО) ...
193 0
Стиль жизни
Наверх