фото из архива ТРИЭС

Счастливые Rado не наблюдают


Елена Ярмизина, "Любинский проспект" 16-03-2012

Возможно ли в сегодняшнем обществе счастье без богатства? Об этом размышляет известный банкир Валерий Степанов.


Французский философ и социолог Жан Бодрийяр считал, что общество потребления – это общество самообмана, где невозможны ни подлинные чувства, ни культура. Вещи обесцениваются и устаревают быстрее, чем физически изнашиваются, человеком движут мода и жажда денег, а вкус формируется рекламой.

Царь и рубашка
Один царь был болен и сказал: «Половину царства отдам тому, кто меня вылечит». Тогда собрались все мудрецы и стали судить, как царя вылечить. Никто не знал. Один только мудрец сказал, что царя можно вылечить. Он сказал: «Если найти счастливого человека, снять с него рубашку и надеть на царя – царь выздоровеет». Царь и послал искать по своему царству счастливого человека; но послы царя долго ездили по всему царству и не могли найти счастливого человека. Не было ни одного такого, чтобы всем был доволен. Кто богат, да хворает; кто здоров, да беден; кто и здоров, и богат, да жена не хороша; а у кого дети не хороши – все на что-нибудь да жалуются. Один раз идет поздно вечером царский сын мимо избушки, и слышно ему – кто-то говорит: «Вот, слава богу, наработался, наелся и спать лягу; чего мне еще нужно?» Царский сын обрадовался, велел снять с этого человека рубашку, а ему дать за это денег, сколько он захочет, а рубашку отнести к царю. Посланные пришли
к счастливому человеку и хотели с него снять рубашку; но счастливый был так беден, что на нем не было рубашки.


Лев Толстой, «Рассказы для детей», 1910 год

 

Мы рассказали героям нашей новой рубрики сказку Льва Толстого и спросили: возможно ли в сегодняшнем обществе счастье без богатства? В чем смысл жизни человека, живущего в эпоху потребления? С каким чувством вы тратите деньги? В новом проекте «Любинского проспекта» известные бизнесмены на несколько часов будут превращаться в философов и смогут со стороны взглянуть на собственные взаимоотношения с деньгами.

Известный банкир Валерий Степанов рассказал «Любинскому проспекту», как однажды «присвоил» себе целое хранилище денег, и поделился, с какой суммой смог расстаться ради французской женщины.

– Валерий Николаевич, в Евангелии, вышедшем из-под пера Льва Толстого, сказано, что гордым и богатым трудно войти в царство Бога, но смиренным и нищим, которые не сумели сделаться богатыми, туда попасть еще сложнее. А по-вашему, кому проще попасть в рай?
– Это такая запредельная область­ рассуждений, сложно говорить об этом... Если вообще вести речь о богатстве... Это, может быть, вовсе не дар божий, скорее, некий груз. И что ­такое богатство – деньги? Однажды просыпаюсь утром – а было такое время, когда читал по ночам Библию. Вдруг пришло такое выражение: пустое пустому, полное полному. Мне оно понравилось, решил, что это из Библии. Начал искать и не нашел. И до сих пор не знаю источник. «Полное» – это не только деньги. Скорее всего, попадешь ли ты в рай, если таковой существует, будет зависеть не от количества денег. Важно, насколько был честен, как помогал людям, делился ли... что-то еще.

– И все же, кому сегодня легче живется: богачу или бедняку?
– Человеку состоятельному жить сложнее. И быть счастливым в том числе. Но если вести речь о себе, скажу так: мне бы очень не хотелось терять все то, что нажил. Боязнь эта покоя не дает. Откровенно.

– Бессонница мучает?
– Можно и так сказать. Думаешь, как к тому, что ты сумел сберечь, собрать, отнесутся твои потомки? Сумеют ли они не потерять, а еще лучше, приумножить?.. А ведь не дай бог что... – отрицательных примеров сколько угодно. В моем понимании многих состоятельных людей ­именно такие ­проблемы волнуют. А кто попадет, кто не попадет при этом в рай, кому сложнее, кому проще – дело десятое.

– «Соль несоленая» – называет Толстой тех бедных, которые пытались, но не сумели стать богатыми. И считает их хуже любых богачей. В чем, по-вашему, главная причина таких неудач?
– Удача не улыбнулась, обстоятельства не сложились.

– А как же трудолюбие, упорство, смекалка, хватка?
– Ну а что же, бедный не может быть трудолюбивым человеком? Но без удачи никуда. Возьмите меня – вообще-то я выходец из села, ­учитель. В банке ­оказался волею обстоятельств. Не сложись так, сейчас был бы в совершенно ином положении. И дело не только в деньгах. На мой взгляд, я выиграл не только в том, что смог «сколотить» состояние. Главное, что удалось реализовать свои внутренние качества. Страшно люблю точность, скрупулезность, а в банке это наиболее применимо. Что это? Удача и еще раз удача.

– Что тридцать лет назад было для вас символом состоятельности?
– Видел себя в большом доме с прислугой. Отчего с прислугой – не знаю, тогда это совершенно не было принято. В итоге так и сложилось. Но вот что занимательно: «богатым» я стал гораздо раньше, в середине 80-х, когда пришел работать в банк. Избытка личных денег у меня тогда не было. Я отвечал по должности за хранилище, за все эти стеллажи и пачки денег. И, знаете, бессознательно волей-неволей представлялось, что это мое. Будто у меня есть резерв, надежный финансовый тыл. Острота нехватки ушла, стерлась. Богат тот, кто чувствует себя таковым.

– О машине в те времена не мечтали?
– А как же! Мечтал о «Волге» – она тогда казалась «самой-самой». А к иномарке пришел случайно. У меня была служебная «Вольво», очень нравилась – комфортная, презентабельная, всегда на ходу, – и я со временем тоже купил себе «Вольво». А через пару лет приобрел «Мерседес», руководствуясь принципом «Бывает два типа машин: «Мерседес» и все остальные». «Вольво» показалась велосипедом. «Мерседес» – механическое совершенство, авто настолько послушное, так чувствует дорогу... Спустя девять лет купил «Гелендваген». Когда-то ведь выйду на пенсию, кто мне будет дорогу в Ростовку чистить? Никто! А он – на все случаи жизни.

– С машинами понятно. А случались ли у вас бездумные траты?
– Да этот же последний «Мерседес». Если бы я был настоящим, «эталонным» банкиром, никогда бы его не купил: и первый был в прекрасном состоянии, на нем ездить и ездить. Я часто совершаю покупки, которые можно не делать.

– Например?
– Например, картины. Правда, года три-четыре уже их не покупаю, лишь в прошлом году приобрел «Успенский собор» Кичигина – понравилась работа. А так... всю коллекцию раздал родственникам: зачем два с лишним десятка картин дома держать, для чего?

– А для чего же собирали?
– Хороший вопрос. Важный момент: «нравится, красиво, должно быть у меня». Плюс понимание, что вложение в эти вещи целесообразно. Может быть, где-то и для подтверждения собственной статусности. Но сейчас думаю, что не на все стоило покушаться. Хотя что-то продолжает греть душу. Вот буквально вчера в прихожей остановился взглядом на работе Кукуйцева «Март». Это первая картина в коллекции, приобрел я ее ровно 20 лет назад, в марте... Нравится вообще, нравится смотреть, теплая, с душой, как и сам автор.

– Какая картина в вашем доме самая дорогая?
– Французский художник Нани, «Обнаженная женщина». Очень достойная, хотя художник не самый знаменитый. Стоила она 200-300 тысяч рублей, наверное.

– Картины, «Мерседесы»... Валерий Николаевич, а если говорить о модной одежде и «статусных» аксессуарах?
– У меня с десяток часов. Был в Швейцарии, купил дешевые часики Longines за 2000 долларов. Есть Rado, покупал в Берлине, отдал около 3000 долларов. Остальные попроще. Ношу то одни, то другие. А можно было бы иметь гораздо меньше часов. Думаю, многие россияне сегодня не очень рациональны в покупках. Особенно мужчины. Вдвойне – мужчины «при чине». А я мужчина, банкир... понимаете, как сложилось? Лично мне рационализма не хватает по сию пору. У меня сорок рубашек, хотя пользую десяток. А какие-то вещи из гардероба и вовсе «выгуливал» по одному разу.

– При этом сами их покупали?
– По магазинам хожу сам, давно. В поездках с удовольствием всегда приобретал одежду. При всем при том я достаточно бережлив. Замечаю, что состоятельные люди часто скупы. Но я еще могу допустить какое-то излишество, а когда вижу, как люди, зарабатывающие гораздо меньше, занимаются ерундой – сильно удивляюсь. Люди небрежны, неаккуратны к деньгам. «Если уж мне надо быть рациональным, то тебе тем более!» – думаю я.

– Раньше было модно много читать, сегодня – хорошо одеваться. В обществе потребления вкус, как правило, формируют реклама и СМИ, согласны?
– Не всегда. Я могу следить за модой, но читаю каждый день и каждый день занимаюсь немецким языком. Сейчас у меня на столе книжка В. Познера «Прощание с иллюзиями». Недавно прочел «Историю болезни» ­Оуэна, экс-министра иностранных дел Великобритании. Книга о недугах мировых лидеров последнего столетия: Миттерана, Черчилля, Брежнева, Мао Цзэдуна, Ельцина, Гитлера и так далее. Библиотека наша уж никак не меньше гардероба.

– Валерий Николаевич, по-вашему, богат тот, кто считает себя богатым. А как бы вы продолжили фразу «Счастлив тот, кто...»?
– Моя бабушка родилась в ­1904-м, а умерла в 1976 году. Прошедшей осенью утром посмотрел календарь и, слава Богу, не забыл, что у нее – день рождения. Сразу в церковь, поставил свечку ей, другим родным. И подумал: прошло много-много лет, а тебя помнят. Вот такой человек – счастливый. И если принять во внимание, что говорят японцы – мол, человек не умер, он ушел в другой мир – то, думаю, моя бабушка счастлива, что внучек ее не забывает. И я хочу, чтобы меня помнили. Вот тогда буду счастлив.

Аналитики говорят, что рынок стабилизируется. ...
562 0
Планируется, что в них будет помещаться и два человека. ...
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
Но ее первой и самой главной «любовью» стал костюм уточки, купленный в супермаркете. ...
164 0
Стиль жизни
Наверх