фото из архива ТРИЭС

Владимир Герчик: «До общества потребления нам так же далеко, как до Китая пешком»


Юлия Стрельская, "Любинский проспект" 30-03-2012

Советы владельца ТОЦ «Эра» не слушает отдел рекламы, поскольку считает своего шефа нетипичным ­потребителем.


Притча
Современники императора Диоклетиана, правившего Римом в конце третьего-начале четвертого века, назвали это время золотым веком. Диоклетиан смог установить мир как внутри империи, так и на границах государства. Он объявил себя полновластным правителем, ограничив власть сенаторов, и ничего не предвещало того, что император вдруг решит перестать быть императором.

Но как-то по пути в свою резиденцию император заболел, и что-то в нем это изменило. Он оставил трон и удалился навсегда в свое поместье, где в уединении прожил восемь лет.

Однако, судя по всему, империи он был нужен больше, чем ему империя. И однажды к нему в Иллирию приехали его соратники, надеявшиеся убедить своего сильного императора вернуться и продолжить реформы. И Диоклетиан сказал им:

– Если бы вы видели, какую капусту я вырастил, вы бы не просили меня вернуться на императорский трон!

И не вернулся.


Владимир Герчик был одним из тех первых бизнесменов, кто стоял у истоков общества потребления в нашем городе. Сегодня его советы уже не слушает отдел рекламы, поскольку считает своего шефа нетипичным ­потребителем.

– Владимир Евгеньевич, как человек состоятельный и состоявшийся откройте тайну – сколько нужно заработать денег, чтобы гарантированно стать счастливым?
– Счастливым делают не деньги и не вещи.

– А что?
– Возможно, общество. В ­советском ­обществе не было материализма и люди казались более счастливыми,­ несмотря­ на проблемы и нищету. Моя сестра много лет живет в Америке, и я вижу в ней перемены – она стала веселее, добрее, счастливее. Она рассказывает, что там принято быть веселым, принято помогать друг другу. Если машина ломается – каждый остановится, чтобы спросить, что случилось. У нас так раньше тоже было, а сейчас все гонятся за деньгами. А ведь, по сути, сколько ни заработаешь – десять тысяч или пятьдесят – столько и потратишь. Есть минимум, без которого сложно выживать, а дальше просто бесконечная гонка. Вот дай вам миллион долларов в месяц. На что потратите?

– Сложно придумать так сразу. Дворец построю, самолет куплю...
– Хорошо, самолет, яхту, еще что-то. И дальше у вас появятся проблемы – где их хранить и как охранять. С этого момента ваша голова будет занята только этим, вы будете думать не о себе, а об этих вещах. А следующий месяц опять миллион. Что с ним будете делать? Больше, чем возможно, не съесть. Питаться каждый день устрицами – соскучишься по картошке. А счастья это не принесет. Почему русские миллионеры так извращаются? Зачем покупают яйца Фаберже? Чтобы каждое утро смотреть на них?

– Так что – забыть про деньги, сосредоточиться на внутреннем мире? Зачем-то вы деньги все же зарабатываете?
– Деньги, по большому счету, это инструмент, а не блага. В первую очередь инструмент для реализации амбиций, достижения целей. Они не делают счастливым, но позволяют расширять кругозор, общаться с интересными людьми. Но за это мы расплачиваемся своим временем. Чем большими объемами денег человек управляет, тем меньше времени у него остается на себя. Помните историю про императора Диоклетиана? Он стал счастливым, только когда оставил свое богатство.

– Эта история скорее исключение, мало кто последовал примеру римлянина. Вот и вы не спешите расстаться с тем, что дают вам деньги. Кстати, какую вашу мечту невозможно осуществить без денег?
– Мечта моя не изменилась – посмотреть все уголки земного шара, побывать везде, где можно ногой наступить.

– Хоть половину земного шара уже объездили?
– Что вы! Этому надо посвятить лет десять. Раньше я в каждый квартал на неделю уезжал, сейчас гораздо реже. Но всю Европу мы с женой излазили, Азию тоже. И не только там, где проходят туристические маршруты. Так что деньги дали мне возможность путешествовать, у меня много хороших знакомых в разных странах, которые могут показать свои страны так, как сами воспринимают.

– А к чему кроме путешествий вы неравнодушны? Машины, часы, гаджеты?
– Я спокойно отношусь к вещам. На машине езжу по пять-шесть лет, лишь бы хорошо служила. Люблю технику, но к ее покупке подхожу прагматически. Ноутбук у меня по характеристикам лучший на сегодняшний день, но он мне нужен для работы. А iPad – нет, как бы его ни рекламировали.

– Где проходит грань, разделяющая хорошую вещь, необходимую для жизни и работы, и вещь, проще говоря, для понтов?
– Например, автомобиль Bentley, который стоит 15 млн. Смотрю на него и всегда думаю: что в нем хорошего? Я могу понять Mercedes за 3 млн., технически совершенный, со всеми прибамбасами. Даже учитывая, что из трех миллионов один ты платишь за шильдик, это все равно оправданно. А зачем нужен Bentley, который стоит в пять раз дороже, но по техническим характеристикам уступает тому же Merсedes?

Есть и другая крайность. Вспоминаю детство, когда я ездил на «Запорожце» и ставил его на стоянку, где у одного человека было пять «Жигулей». Он пытался завести одни, они не заводились, вторые – не заводились, не заводились все пять, и он ехал на автобусе. Его спрашивали – а почему ты не купишь себе одну, но рабочую? Я не помню, что он отвечал, но самого его запомнил. И когда мы в свое время создавали логистическую компанию, я сразу сказал, что никаких «Газелей» и подержанных грузовиков у нас не будет, только импортные и новые, пусть они и стоят в три раза дороже. Я не настолько богат, чтобы покупать дешевые вещи.

– Мы-то скоро превратимся в общество идеальных потребителей?
– Думаю, до общества потребления нам так же далеко, как до Китая пешком. Большая часть населения получает столько, что хватает только на еду и коммуналку. На Западе такие расходы составляют около трети бюджета, у нас почти сто процентов.

– Но при этой нищете люди умудряются покупать дорогие вещи, которые пробивают гигантскую дыру в семейном бюджете. Может, это все же признак общества потребления?
– Таким людям нужно на Куйбышева обращаться за помощью. Это не общество потребления. У нас азиатский тип общества, в этом плане мы ничем от китайцев не отличаемся, там тоже очень любят разные статусные вещи.

– У вас были ситуации, когда вы покупали какую-то дорогую вещь, которую не могли себе позволить?
– В свое время мои учителя-переговорщики не пустили меня, технического специалиста, на переговоры с китайскими партнерами с моими часами Casio. Сказали, что с такими часами я просто сорву им переговоры. В долг я купил Rolex и потом год за них расплачивался. Китайцы в первую очередь обращают внимание на вещи – часы, ручку, галстук. И, если хочешь с ними вести дела, тебе нужно такие вещи иметь. Не дай бог прийти на переговоры дважды в одних часах. Вот и пришлось осваивать эту тему.

– Во вкус-то вы вошли? Какие самые дорогие часы у вас были?
– К часам, как и любым вещам, отношусь спокойно. Самые дорогие – наверное, Carl F. Bucherer. Стоили 25 000€.

– Вы обращаете внимание на вещи, когда общаетесь с людьми?
– Нет. Понятно, если придет человек бомжеватого вида, отношение будет соответствующее. Но, если он аккуратно одет и пострижен, все нормально. Я больше ценю внутреннее состояние, чем то, какими безделушками он увешан. Хотя иногда меня разбирает смех, когда я вижу, что человек, который явно не может себе позволить часы за 150 тысяч евро, приходит в таких часах... В смысле, в подделке. Зачем? Я даже светских тусовок избегаю, потому что там все соревнуются такими вещами.

– Не было страшно, что ваш сын не сможет усвоить ваше здоровое отношение к вещам?
– Нет, я никогда его не баловал. Карманные деньги он зарабатывал сам, работал даже дворником. «Папа, дай денег» – такого не было вообще. В моей среде большинство родителей воспитывает детей так, чтобы с детства было понятие: деньги зарабатывать тяжело и больно. Я видел, что бывает, когда делают по-другому. Мои знакомые своему сыну на 18-летие подарили Porsche Cayenne. Через неделю он оказался в больнице в гипсе. Такие подарки никогда не бывают в жилу.

– От чего вы все-таки не смогли бы отказаться? Какой минимум должен все же быть у статусного человека?
– Что значит статусного? Состоявшегося? Ну, машина, например, не самая плохая. Одет не в обноски. Мебель нормальная. А остальное... Когда-то, когда мне нужно было производить впечатление на московских банкиров, у меня был офис в 2 тысячи квадратов, кабинет – полтысячи. У них глаза повылазили. А когда у тебя есть имя, тебе уже до лампочки, на чем сидеть, на чем ездить. На «Запорожец», конечно, уже не сяду – не влезу. А вот огромный кабинет уже не нужен. В маленькой комнатке, как сейчас, гораздо удобнее – все близко и ничего не теряется.

В ноябре заметно изменились цены на дизельное и газовое топливо. ...
542 0
Это было одно из первых заведений подобного рода в нашем городе. ...
371 0
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
После стресса и угрозы для жизни животное стало питаться с удвоенным рвением (ФОТО). ...
150 0
Стиль жизни
Наверх