фото из архива ТРИЭС

Неполное собрание собирателей


Ольга Данилова, Артур Кочетков, Екатерина Бобоха, "Любинский проспект" 17-05-2012

На каких животных охотится Виктор Шкуренко, зачем Александру Ветрову 60 курительных трубок и какой звон самый дорогой для актера театра кукол Валерия Исаева... «ЛП» заглянул на огонек к известным омским коллекционерам, чтобы услышать истории о самых ценных экспонатах и узнать стоимость знаменитых коллекций.

 

Некопеешные копейки

Яну Зелинскому, депутату Государственной думы от ЛДПР, несколько лет назад отец подарил монету, выпущенную в эпоху правления Николая II. А теперь он готов тратить до 10 000 рублей на монету, которой не меньше 300 лет.

У Яна есть монеты с дырками. Не подозревая, что это российские деньги, казахи в дореволюционный период делали из них бусы.
«Вторую монету я купил уже сам. Случайно зашел на Хитрый рынок, – рассказывает Ян, – и увидел там монету времен Павла I. Я коллекционирую исключительно российские монеты».

Самый ценный экземпляр в коллекции омского приверженца Жириновского – полушка. Монета была выпущена во времена Ивана Грозного. Более двадцати лет назад в Омской области был найден большой клад с этими монетами, поэтому коллекционеру удалось приобрести ее всего за 200 рублей.

 «Случается, что пополняю коллекцию два-три раза в месяц, а бывает, что несколько месяцев ничего нового не появляется, – делится Ян. – У меня есть монеты и бумажные деньги эпохи Ивана Грозного, Павла I, Екатерины II, Петра I, Николая II, коллекция юбилейных монет ­советского и настоящего времени». Несколько лет назад коллекционеру подарили редкую книгу – первую часть Гражданского Кодекса 1898 года. «Прочитал с удовольствием, но коллекционировать книги не стал», – смеется г-н Зелинский.

Звон воспоминаний

У актера театра кукол «Арлекин» Валерия Исаева собралась коллекция колокольчиков. «Хотя это вряд ли можно назвать коллекционированием, – говорит он. – Скорее, это памятные вещицы из тех мест, где я был». Точнее – это 61 колокольчик, привезенный Валерием из разных городов. «Просто их скопилось много, – продолжает актер. – И теперь это можно именовать громким словом коллекция».

- О каких-то поездках редко вспоминаешь просто так. Когда готовился к встрече с вами, пробежался глазами по полочкам с колокольчиками, и меня захлестнула целая волна воспоминаний. Для меня это – эмоциональная память.

Рим и... синие японцы

– Вот к примеру, Рим, – говорит Валерий, позванивая большим красивым колокольчиком с белым ангелом на маленьком куполе. – Это Папа Римский...дождь... синие от холода японцы... Просто мы приехали туда как раз в декабре перед католическим рождеством. Во время праздничной службы на площади пошел дождь. Было очень холодно. А вся японская делегация стояла в тоненьких шортиках. Они-то, когда при­ехали, думали, что тепло будет. В итоге бедные от холода аж посиневшие стояли. Мы были готовы к такой погоде, улетали – в России уже была зима. Ну и, конечно же, Рим – город, где от каждой стены веет историей....

Зигзаг удачи

Свой первый колокольчик Валерий привез из Чехии в 1994 году. «Мы были в городе Пльзень на международном театральном фестивале. У меня там получился зигзаг удачи – получил приз за лучшую мужскую роль. Для меня это было событие громадной важности. Подобных наград в моей актерской судьбе еще не было. И я все думал, как же сохранить эту память. Нужно что-нибудь такое... вечное. Смотрю – колокольчик, а вернее, ­ботало для ­коров, из металла. С его помощью я и закрепил свои воспоминания. В следу­ющем городе уже целенаправленно искал ­колокольчик.

Ценность не в цене

Как таковой материальной ценности моя коллекция не имеет. Самые дорогие колокольчики стоят 350-400 рублей. Один из них мне и вовсе достался даром. В Абакане, где мы гостили по случаю кукольного фестиваля, я отчаялся найти колокольчик. Обежал все что мог – ну нет в городе колокольчиков. Потом увидел в одном магазине сломанный, от ­которого остался ­купол без язычка. Спрашиваю, сколько ­стоит.

– Да мы не продаем, он сломанный, – отвечают.

– Тогда отдайте так!

– Да берите!

Позже я зашел в мастерскую, где для него выточили березовую ручку и поставили язычок. Вот у меня Абакан таким образом вспоминается.

Самый, наверное, дорогой экспонат в моей коллекции – это подаренный мне главным режиссером Абаканского театра кукол Евгением Ибрагимовым бубенец, найденный во время раскопок курганов. Ему порядка тысячи лет. Это единственная старинная вещь.

Дым по Ветрову

Бытует мнение, что коллекционирование – занятие изысканное, но бесполезное. Коллекция Александра Ветрова – совсем другой случай, ведь разнообразие курительных трубок позволяет ему подбирать вкус дыма к своему настроению, а любая из множества тату-машинок может быть взята с полки и использована для работы.

КУРИТЕЛЬНЫЕ ТРУБКИ

– Собирать свою коллекцию трубок я начал после того, как впервые покурил из них табак. А каждый, кто курит трубки, автоматически становится коллекционером. У меня их огромное количество – около 60. Когда я куда-то еду, обязательно привожу с собой трубку. Иногда мне их просто дарят. Дело в том, что у каждой из моих трубок свой характер и своя душа, ведь это живое дерево, которое всегда удивляет новым ароматом, и неважно, сколько она стоит. Однако трубку за 300-400 рублей я бы, конечно, никогда не стал курить. Самая дорогая трубка в моей коллекции – Dunhill. Ее мне привез из Америки друг, которому она обошлась в 500 долларов.

– Есть у меня очень старинная трубка, которой неимоверное количество лет. От времени внутренняя обшивка ее «родного» футляра стала желтой, словно мох, а вкус трубки становится все изысканнее. Это как с вином – чем старше, тем лучше. Моей коллекции уже около 15 лет. А благодаря тому, что все экземпляры изготовлены из разных видов дерева, обеспечивается нужное разно­образие вкуса, повторить который невозможно.

ТАТУ-МАШИНКИ

– Я начал собирать тату-машинки, когда стал заниматься татуировками профессионально, поэтому моей коллекции уже более 20 лет, – продолжает Александр Ветров. – Первая же машинка, которой я наносил татуировку, автоматически стала первым экспонатом моей коллекции. У меня собрано целое множество тату-машинок, самая старая из которых датируется 1920 годом. Если продать мою коллекцию тату-машинок, то запросто можно купить «Гелендваген».

 – В моей коллекции около 50 машинок. Все эти вещи – неотъемлемая часть моей жизни, ведь ими я работаю. Каждый год моя коллекция пополняется новыми машинками. Я не собираю какой-нибудь ширпотреб и работаю только теми инструментами, которые делали лучшие мастера. Ни разу за все время я не потерял ни одной трубки или машинки. Для меня это равносильно тому, что потерять голову.

Колеса истории

Коллекцию Сергея Капитанова даже при большом желании вряд ли можно поместить дома. Уже несколько десятков лет он восстанавливает старинные автомобили. А 12 лет назад организовал в Омске клуб любителей ретротехники «Ретромобиль».

Все мы влюблены в старинные машины, – говорит Сергей. – Они дарят радость. Самое главное для нас – восприятие автомобиля как части истории. Такой автомобиль является исторической ценностью города, большой редкостью. Когда видишь старинную машину, возникает ощущение присутствия в другом времени. Благодаря этой «автостарине» чувствуешь себя лично причастным к далеким событиям в истории страны и всего мира».

Самые уникальные экземляры из коллекции Сергея:

DODGE
1939 г.

Единственная в России модель. В войну на нем ездил кто-то из командования Второго Украинского фронта. Чтобы заполучить раритет, Сергей целых десять лет уговаривал прежнего владельца его продать. Уговорил. Все, что тогда осталось от автомобиля, уместилось в шесть чемоданов. На восстановление машины ушло около двух лет. Кстати, чтобы восстановить зеркала у раритета, мастер приобрел «копейку». Правда, потом «донор» был успешно продан с выгодой в 1000 рублей.

OPEL OLYMPIA
1936 г.

Во время Второй мировой войны автомобиль принадлежал одному из майоров абвера, пока один из наших омичей не взял неприятеля в плен. За это советское командование и наградило бойца машиной врага. Спустя много лет трофей перешел по наследству к родственникам военного и долго гнил в гараже. А попав в руки к мастеру, черный раритет превратился в роскошный белый кабриолет.

FORD EIFEL
1938 г.

Единственный в Сибири. Владелец автомобиля до сих пор недоумевает, как этот «американец» оказался в Омске, ведь их поставляли исключительно в Европу. Этот экземпляр был полностью переварен и перекрашен. Из родных деталей остались только рама, капот, крылья и фары. Хотя и этого достаточно, чтобы ощутить всю ауру старины.

Деревянный зоопарк

Деревянная овчарка, купленная на блошином рынке в Гамбурге в 2008 году, стала для директора ТД «Шкуренко» Виктора Шкуренко знаковым приобретением. Теперь из всех поездок он привозит домой очередного деревянного питомца – грустную обезьяну, мудрого слона или устрашающую игуану.

Самый дорогой и ценный экспонат в коллекции Виктора Шкуренко – та самая немецкая овчарка, созданная гамбургским мастером, имя которого время стерло из памяти коллекционера. Продавец запросил за нее 200 евро, и, очарованный живым взглядом деревянных глаз собаки, омский ритейлер без сожаления с ними расстался.

Зато за последующие экспонаты своей деревянной коллекции Виктор Шкуренко отчаянно торговался.

Так, деревянная игуана с Сейшельских островов обрела своего российского хозяина за 30 евро. При этом пожилой негр, который торговал всякой всячиной у дороги, уже после удачной сделки признался, что сомневался, что кто-то купит столь страшную рептилию.

Самый мистический персонаж коллекции – кошка с острова Бали. Она стояла на овощном рынке в ­качестве украшения одного из прилавков, однако Виктор Шкуренко уговорил продавца отдать ему деревянную красавицу за 10 баксов. Супруга Виктора Лия признается, что в темноте глаза кошки будто светятся, и в первое время от загадочной статуэтки ей было не по себе: создавалось впечатление, что она сейчас спрыгнет со стола.

В коллекции Виктора Шкуренко есть и мудрый слон, и печальная обезьяна из Таиланда, и акула с Мальдивских островов, и собака из Хорватии. С экспонатами такой живой и теплой коллекции с удовольствием играют дети. Ценность коллекции, по признанию Виктора Шкуренко, невелика, однако все ли в жизни можно измерить деньгами?

КРАСИВО. ДОЛЖНО БЫТЬ У МЕНЯ

Известный банкир Валерий Степанов испытывает слабость к прекрасному.

И ради этого готов пойти, по его словам, на бездумные траты.

На вопрос, зачем он собирает картины, отвечает: «Нравится, красиво, должно быть у меня. Плюс понимание, что вложение в эти вещи целесообразно. Может быть, где-то и для подтверждения собственной статусности. Но сейчас думаю, что не на все стоило покушаться. Хотя что-то продолжает греть душу. Вот недавно в прихожей остановился взглядом на работе Кукуйцева «Март». Это первая картина в коллекции, приобрел я ее ровно 20 лет назад... Нравится вообще, нравится смотреть, теплая, с душой, как и сам автор.

Самая дорогая картина в коллекции  омского банкира – полотно одного из французских художников «Обнаженная женщина». Своему хозяину она стоила около 300 тысяч рублей.

«Правда, года три-четыре уже не покупаю картины, – говорит Валерий Степанов. – Лишь в прошлом году приобрел «Успенский собор» Кичигина – понравилась работа. А так... всю коллекцию раздал родственникам: зачем два с лишним десятка картин дома держать?»

Дешевле всего стоят говядина и баранина, а также рыба и сыр. ...
573 5
Это было одно из первых заведений подобного рода в нашем городе. ...
200 0
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
Но ее первой и самой главной «любовью» стал костюм уточки, купленный в супермаркете. ...
188 0
Стиль жизни
Наверх