фото из архива ТРИЭС

Надо напотребляться, а потом, может быть...


Юлия Стрельская, "Любинский проспект" 25-06-2012

На полу, столе и диване руковолителя компании «Стандар-Аудит», профессора, заведующего кафедрой государственного и муниципального права Александра Костюкова пирамидами высятся книги, а разговор о философии потребления все время перескакивает на тему прав человека. По мнению нашего собеседника, она для нашей страны актуальнее.

 

– А то, что в городе строится все больше торговых центров, не кажется вам тревожным симптомом безудержного потребления?

– По количеству торговых центров на душу населения мы еще очень уступаем западным странам. С чего мы себя вдруг бичевать-то стали?

– Например, с того, что многие подростки вместо того чтобы заниматься в кружках и секциях, как это было раньше, едут в «МЕГУ», где проводят все свободное время.

– Я не уверен, что это так. Любимое занятие моей дочери – компьютер. Дома, а не в «МЕГЕ». Я не вижу глобальной опасности потребления в том виде, в котором оно существует у нас сейчас. Через эту стадию общественного развития проходят все страны, и мы не исключение. Нормальное желание человека, у которого ничего не было, купить себе нормальное жилье, автомобиль. Что в этом плохого? Все равно человек устроен так, что его ценности не исчерпываются потреблением. Когда ему уже не нужно будет заботиться о подножном корме, он будет думать о любви, морали.

– Это если ему удастся вырваться из этой гонки за квартирой, машиной и другими вещами. А если нет?

– Давайте посмотрим по-другому. Человек зарабатывает и покупает все это не для того, чтобы бездумно потреб­лять, а чтобы обеспечить себе благосостояние, в том ­числе и в ­старости. Почему это не благая цель? Государство не может обеспечить потребности человека. Мой брат, бизнесмен, провел эксперимент. За год до ухода на пенсию он задекларировал свой месячный доход в миллион рублей. В результате ему насчитали пенсию 10 000 рублей. Государство показало – это потолок. Поэтому человеку остается надеяться только на себя.

– Одно дело – обеспечить старость, совсем другое – бесконечная череда покупок.

– У нас общество двойных стандартов. Посмотрите, по какой стезе ­развивается наша демократия – у физического лица проводят обыски, изы­мают честно заработанные деньги. Против митингующих издают закон о штрафах. Права человека постоянно попираются. Что ж нам остается, кроме как потреблять и ездить за границу? В этом люди находят отдохновение от тех порядков, что существуют в стране. Ни в чем другом сегодня нельзя себя реализовать. Надо напотребляться, а потом, может быть, сделать акцент на что-то другое.

– А знаете случаи, когда такой акцент люди действительно делали, окончательно и бесповоротно забыв о потреблении?

– Матушку Веру, настоятельницу Ачаирского монастыря знаете? Женщина до пятидесяти лет была руководителем крупной фабрики, зарабатывала огромные деньги, а в пятьдесят лет сказала себе – все, хватит. Теперь с Господом общается. Хотя все навыки хозяйственной работы при ней.

– А для вас возможен вариант матушки Веры?

– Нет, для себя я такой вариант не считаю слишком рациональным. Моя религия – это университет. Вы что думаете, я там большие деньги зарабатываю? Я бы тогда и фирму не создавал. На профессорскую зарплату в Европе можно существовать, у нас нет.

– Тогда зачем вам это? Почему не сосредоточиться на том, что приносит больший доход?

– Я этой профессии учился, и мне нравится детей учить. Правда, дети сейчас разные, у многих ценности извращенные.

– Какие?

– У большинства лейтмотивом идут две темы – беспорядочный секс и автомобили.

– Так это и есть ценности общества потребления! Сиюминутные удовольствия.

– Думаете? По-моему, это не общество потребления, а деградация какая-то. Недавно на кафедре Алексей Иванович Казанник рассказывал. Подъехал он на такси к корпусу, а водитель вдруг разворачивается и говорит: «Алексей Иванович! Кого вы воспитываете? Я же ваших студентов каждый день подвожу сюда, разговоры только о том, кто с кем спал и кто где был. Ни слова об учебе». Что тут ответишь?

– А у вас был период, когда материальное было на первом месте?

– Никогда не было такого периода, ни тогда, ни сейчас, хотя сейчас я ­живу с материальной точки зрения гораздо лучше. И никогда не было дурных денег, которых хватило бы на все удовольствия. Благосостояние росло постепенно и зарабатывалось оно собственным трудом, а не откуда-то падало.

– Предметов роскоши тоже себе не покупали?

– А что считать предметом роскоши? Машину? Может, и покупал, но не считал их таковыми. Первая машина мне досталась, когда мне было лет тридцать и я приехал после аспирантуры в Омск. Мне ее подарил директор шинного завода Будеркин, потому что я акционировал «Омскшину» – это было первое акционированное предприятие в Омске. Но можно ли назвать ВАЗ-2105 предметом роскоши? Это же не Rolls-Royce.

– И по сей день никакого пунктика у вас нету? Машины, часы, картины?

– Да какого пунктика? У меня хорошая машина, хорошие часы, но такого, чтобы я не спал ночами, мечтая что-то купить...

– На ваше мнение о человеке влияет наличие у него в гардеробе дорогих вещей?

– Как и все, я встречаю по одежке, а провожаю по уму. В результате первого разговора ты понимаешь, симпатичен тебе человек или нет. Я оцениваю людей по двум критериям – умственные способности и поступки. И мне без разницы, сколько у него миллиардов за спиной.

– Это очень разумный подход, который подходит в отношении разум­ных людей. Но не все люди таковы.

– Я изначально к людям хорошо отношусь, для меня императив – человек хорош и умен. Только потом я могу выяснить, что это не так.

– Сильно нужно постараться, чтобы испортить в ваших глазах впечатление о себе?

– Когда как. Недавно мой дипломник сильно мне испортил настроение, придя на защиту в пьяном виде. 

– Кстати, о студентах. Вас как человека, знающего, какой ценой достаются деньги, не раздражают студенты с дорогими машинами?

– Почему это меня должно раздражать? У юристов всегда были дорогие машины.

– Но это же еще не юристы и не сами они на все эти вещи заработали.

– Значит, их родители могут им это позволить.

– Возможность смолоду ездить в дорогом авто, по вашему мнению, портит людей?

– Если это авто не цель жизни, а просто средство передвижения, то нет.

– А свою дочку не боитесь избаловать?

– Не боюсь, потому что не балую. Конечно, когда куколок просит – покупаю. Что в этом плохого? У меня в детстве было три машинки, я с ними обнимался лет пять. Пусть у нее будет все, что хочет.

– Резюмируя, можно сказать, что не богатство портит человека, и что тогда его портит?

– Можно иметь много материальных ценностей и быть адекватным. Я вижу, как людей портит наша система, которая позволяет некоторым пролезть, просто потому что они кого-то знают. А другие попадают в жернова государственной машины. Реально свободным сегодня может быть человек, только более или менее независимый от власти. А это возможно только при материальной обеспеченности. Поэтому я и считаю, что для нас сейчас актуальнее вопросы свободы, а не потребления.

Адыгейская притча про деньги

За шумом дождя Лао не сразу расслышал стук в дверь. У ворот, держа на поводу навьюченного мула, стоял чужестранец, который сказал:

– Я перешел через горы. Я устал и голоден. Можно ли у вас переночевать иностранцу?

– Мы рады тому, кто идет с миром. Заходи в дом, ты получишь еду и постель.

Наутро, поблагодарив за ночлег, гость протянул хозяину несколько монет.

– Что это? – удивился хозяин, никогда раньше не видевший денег.

– Деньги, – в свою очередь удивился вопросу гость. – Ты пустил меня в дом, накормил, дал новую одежду и еду на дорогу. Я же даю тебе за это деньги. Тот, у кого много денег – самый уважаемый человек.

– Спасибо. У нас нет такого обычая, но я вижу, что он мудр.

Попрощавшись с гостем, Лао отправился к кузнецу, которого попросил сделать сто металлических дисков со знаком его семьи. А некоторое время спустя по всей этой небольшой стране распространился обычай: если кто-то делал другому человеку приятное, тот давал ему серебряный диск со знаком своей семьи. Эти диски хранят дома или мастерят из них ожерелья. И человек, у которого много денег – самый уважаемый человек.

Аналитики говорят, что рынок стабилизируется. ...
376 0
Планируется, что в них будет помещаться и два человека. ...
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
Но ее первой и самой главной «любовью» стал костюм уточки, купленный в супермаркете. ...
163 0
Стиль жизни
Наверх