фото из архива ТРИЭС

Повезет, не повезет?


, "Любинский проспект" 25-06-2012

Раскопать огромную яму, которая явит свету лишь не имеющую ценности керосиновую лампу? Или из любопытства прогуляться с металлодетектором где-нибудь на пляже и найти монеты стоимостью несколько сотен тысяч, а то и миллионов рублей? Зависит от того, составит ли компанию кладоискателю самый желанный спутник – Везение.

 

Везение ли?..
Отправились как-то кладоискатели на поиски в Тюменскую область. Двое ушли «в поля», а третий остался в лагере на дежурстве. Стало дежурному скучно, и решил он с металлодетектором прогуляться по окрестностям – так, из любопытства. Возвращаются друзья в лагерь с довольно скучным «уловом»... а дежурный, оказывается, «нагулял» неподалеку от лагеря монет на 4 млн. рублей.

Именно с этой истории начал свое повествование Петр Бобров (имя и фамилия по просьбе героя изменены). Как выяснилось из разговора с ним, везение – не единственный компонент поиска, который решает, «подарить» кладо­искателю настоящую ценность или очередную безделушку, подобные которой уже набили не одну коробку в доме искателя древностей.

Главное здесь – терпение и планомерность. Нет смысла ехать куда-то на один день, чтобы пробежаться «галопом по Европам». Опытные кладоискатели на долгие месяцы уходят в поля и шаг за шагом, горсть за горстью исследуют всю окрестную землю (поговаривают, что в дни особого благоволения Фортуны число поднятых за световой день монет может перевалить за сотню). А в «нелетную» погоду они изучают архивы в поисках места для новой вылазки.

Главное – взаимопонимание
В первую очередь – с металлодетектором. Свою модель родом из Австралии Петр покупал в Иркутске, с учетом всех дополнительных приспособлений она обошлась начинающему кладоискателю в 120 тыс. руб.

Первый сезон для Петра был не слишком удачным: использовать все возможности прибора в полной мере не получилось. Поэтому он обратился напрямую к производителям с просьбой прислать ему новые настройки. Теперь Петр, можно сказать, понимает прибор «с полуслова»: с помощью стереонаушников он улавливает звук, которым отзывается металл в земле, при этом у каждого металла – звук свой. И главное тут, как объясняет Петр, не размахивать металлодетектором направо и налево, а медленно и внимательно сканировать землю, прислушиваясь к меня­ющимся оттенкам звука. Лишь
тогда есть вероятность узнать точное местоположение монеты.

У них своя этика
Конечно, и с «коллегами» достичь взаимопонимания тоже не помешает. К ситуации, когда в особо популярных районах области в выходные негде машину припарковать, все в общем-то привыкли. Но лезть на участок, который в данный момент разрабатывает другой кладоискатель, уж точно не стоит – особо импульсивные могут пустить в ход кулаки.

Еще один этический принцип – не искать там, где в данный момент работают археологи. Правда, кому-то до этого принципа нет дела – такие кладоискатели зовутся «черными». Археологи говорят об этих людях с величайшим негодованием, а «белые» кладоискатели могут и побить – чтоб не портили репутацию остальных.

Знатоки истории
Как рассказал Петр, за последние несколько лет, добрую часть которых он провел за изучением архивов и чтением книг, он узнал об истории родного края больше, чем за все прожитые до этого годы. Правда, книги, как выяснилось, – не такой уж надежный источник информации: из них нельзя точно выяснить, где находилась, к примеру, какая-то деревня, ведь одна книга говорит одно, другая – другое.

Кто-то покупает карты: какая-то может стоить 5 тыс. руб., какая-то – десятки тысяч. Кто-то за деньги готов «продать» место, которое он уже изучил. Вот и бороздят кладоискатели, ведомые наводками, древними картами и полуправдой, полулегендами, просторы необъятной Омской области.

Есть районы, изъезженные вдоль и поперек: Большереченский, Тарский, Муромцевский. Правда, и здесь есть вероятность наткнуться на дорогостоящую древность: как раз такой случай был в практике Петра, который наудачу решил пройтись в месте, хоженом-перехоженом другими кладоискателями. Ведь находят же люди нечто ценное на местах, где давным-давно работали археологи. Опять же – везение!

ИНТЕРЕСНО
У некоторых кладоискателей есть своя специализация: кто-то ищет монеты, кто-то, к примеру, оружие. Таким образом, кладоискатели могут превратиться в благотворителей, отдав в музей очень недешевую вещицу, которая в рамки их специализации не укладывается. Правда, в этой среде такое поведение – скорее редкость, и большая часть кладоискателей сочтет это не благородством, а расточительством.

ЦИФРА
5 тыс., 20 тыс., 100 тыс. руб. и далее по списку – монеты такой стоимостью доводилось находить омским кладоискателям. Существуют каталоги, в которых прописаны цены на монеты разных эпох. Покупатели в основном – коллекционеры, при этом, как отметил наш герой, даже в Омске найдется тот, кто готов выложить за монету сотню-другую тысяч рублей. При этом монеты, содержащие драгоценные металлы, с годами имеют свойство дорожать. Поэтому, если отложить продажу находки, скажем, на несколько десятилетий, вполне можно обеспечить достойное будущее своим потомкам.

Впрочем, ценник может разниться и в одну, и в другую сторону. ...
116 0
Это было одно из первых заведений подобного рода в нашем городе. ...
446 0
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
Стиль жизни
Наверх