фото из архива ТРИЭС

Борис Наумов: «Человек всегда должен хотеть»


Елена Ярмизина, "Любинский проспект" 10-09-2012

Однажды Бориса Наумова упрекнули: не к лицу, мол, бывшему секретарю парткома заниматься бизнесом. «Я что, должен взять красный флаг и сесть на углу милостыню собирать?» – ответствовал будущий владелец группы предприятий, куда входят швейное производство, торговля, сеть ломбардов «Ермак Залог Сервис». Сего­дня этот успешный бизнесмен отвечает на вопросы «Любинского проспекта».


– Борис Николаевич, как владелец лучшей в городе сети ломбардов признайтесь: чувствуете себя богатым среди бедных?

– Нет, совершенно. Для меня вообще было в диковинку когда-то услышать оценку «богатый». Со мной служил парень из Чимкента, и после армии – шла вторая половина 70-х – он пригласил меня в гости. Показывает мне город, стоят двухэтажные дома – как нынешние коттеджи: «Вот тут у нас живут богатые греки». Ну как это? У меня не укладывалось в голове. Как это – богатые? Мы, дети социализма, все одинаково обеспеченные, со своими представлениями, что такое хорошо, а что такое плохо, даже представить себе такого не могли.

– Сейчас-то с этим проще.

– Я себя и сегодня богатым не считаю. И близкие мне люди, думаю, таким образом меня не оценивают. Мной никогда не двигало, не движет и, надеюсь, не будет двигать такое стремление, как разбогатеть. Деньги – всего лишь производная. Средство. Не самоцель.

– Сами вы, Борис Николаевич, были когда-нибудь клиентом ломбарда?

 – Нет. Я строю свою жизнь так, чтобы мне не требовалось занимать: ни у ломбарда, ни у банка, ни у приятеля. Я и кредиты на все виды деятельности за двадцать лет работы привлекал раза два, не больше. И у друзей не занимаю.

– А в долг дать готовы?

– Скажу прямо: не любитель. Но если речь идет о действительно сложной ситуации, сам могу предложить помощь.

– В начале карьеры ломбардье у вас не было предубеждения против ломбардов?

– Честно говоря, было что-то ­подобное. Без Достоевского не обошлось: мол, «старуха-процентщица» какая-то. Вроде все нормально, а малюсенький червячок душу точит.

– Как боролись?

– При помощи книги жалоб и предложений – регулярно ее перелистывал. Занимаюсь я многим, но ни по одному виду деятельности нашей компании не говорили столько «спасибо». Практически на каждой странице были слова признательности. Сами клиенты убедили меня в том, что в этом бизнесе больше, чем кажется, доброго, человечного. Есть куда прийти в трудную минуту. Чем хорош ломбард? Он не дает взаймы, он платит за твою же собственность. И если ты не вернул деньги в ломбард, ты все равно никому ничего не должен, совесть твоя чиста.

– Когда этот ваш бизнес был более востребован?

– В 90-е годы, когда мы открыли первые в городе частные ­ломбарды, количество обращений было выше, чем сегодня, процентов на 30: тогда людям задерживали зарплату по полгода, и они шли к нам.

Вы кредитуете население, шьете, запустили торговлю ювелирными изделиями... Про личное время и не говорю: волейбол, плавание, баня, рыбалка, охота, путешествия, сад-огород, гитара и так далее, и тому подобное... Жизнь – в движении?

– Так точно. На мой взгляд, человек живет до тех пор, пока ставит перед собой цели. Как только перестает, может надевать тапочки и в гроб ложиться. И если оперировать терминами нашего сегодняшнего общества, человек без потребностей не выживет. Человек всегда должен хотеть. Разумеется, речь не только о материальных ценностях, но и исключительно духовной жизнью он жить не может. Вот тебе зачем такой муж нужен, который только в духовных потребностях пребывает? Правда, желания бывают разные...

– У вас какие?

– У меня? Разумно реализовывать неудовлетворенность и двигаться вперед. Человек всегда должен быть недоволен, неудовлетворен. И чем дольше он чувствует неудовлетворенность, тем дольше и интереснее живет. С возрастом материальное приносит все меньше удовольствия. А что приносит?.. Ну вот захотелось сшить самую лучшую сумку – и сшил. Вот это приносит. Я образно понимаю, что такое богатство и что такое счастье, но как об этом рассказать, как разложить по полочкам... Мне кажется, человек счастлив, когда решает какие-то сложные задачи.

– Бывает, что задача не решается?

– Я не ставлю себе такие, на которые у меня средств и головы не хватит. В силу этого все они разум­ны и достижимы.

– Неужели за всю жизнь у вас не было ни одной мечты, выходящей, так сказать, за рамки приличий?

– В конце 60-х, еще пацаном, мечтал о штанах-клеш. Как же я был счастлив, когда в ателье мне сшили эти штаны! Кажется, и потом мало что доставляло мне такую огромную радость. Потом мечтал об электрогитаре Musima. Впрочем, эта мечта тоже не ­выходила за рамки – потому что я заработал и купил ее. И это не было блажью: гитара мне действительно была нужна – чтобы было с чем выступать на танцах с ансамблем.

– А сейчас крупные суммы тратите?

– Для производства, для бизнеса... В личных целях – точно нет. Если я собираюсь что-то покупать, то точно знаю, что мне надо, в нужный отдел иду не сворачивая. Мне всегда жалко тратить большие суммы денег. Я по природе жлоб – в нормальном таком смысле. Мне не жалко только на дело. Бизнес-классом летал один раз за всю жизнь и то потому, что надо было срочно, а в эконом не было билетов. Для меня такое понятие, как статус – или попытка создать о себе представление за счет вещей, – полностью отсутствует.

– То есть ваш Land Cruiser – это...

– Просто удобно, потому что дома приходится прыгать по кочкам и колдобинам. Внедорожник – это проще и дешевле, чем сделать асфальтовую дорогу до моего дома.

– Как бы вы продолжили фразу: «Богат тот...»

– ... с кем рядом хорошие интересные люди.

 – А счастлив?

– И счастлив. Эти понятия для меня тождественны и с деньгами никак не связаны. Поздравлял недавно своего товарища с днем рождения и пожелал, чтобы весь его ежедневник был исписан мелким почерком: каждый день, с восьми утра и до позднего вечера – дела, встречи, задачи, цели. Кто-то спросит: «Что за ерунда?» А для меня это и есть счастье.

Притча о богатстве и бедности от Бориса Наумова

Однажды богатый человек решил взять своего маленького сына в деревню, чтобы показать ему, насколько бедными могут быть люди. Они провели день и ночь на ферме у очень бедной семьи. Когда они вернулись домой, отец спросил сына:
– Как тебе понравилось путешествие?
– Это было замечательно, папа!
– Ты увидел, как могут жить люди? – спросил отец.
– Да, – кивнул мальчик.
– И что ты вынес из этого?
Сын ответил:
– Я увидел, что у нас есть собака в доме, а у них четыре пса. У нас есть бассейн посреди сада, а у них – бухта, которой не видно края. Мы освещаем свой сад лампами, а им светят звезды. У нас огороженный задний дворик, а у них – целое поле до горизонта.
Отец лишился дара речи после этого ответа сына. А сын добавил:
– Спасибо, папа, что показал мне, насколько богаты эти люди.

«Человек всегда должен быть недоволен, неудовлетворен. И чем дольше он чувствует неудовлетворенность, тем дольше и интереснее живет».

Аналитики говорят, что рынок стабилизируется. ...
608 0
Планируется, что в них будет помещаться и два человека. ...
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
Но ее первой и самой главной «любовью» стал костюм уточки, купленный в супермаркете. ...
170 0
Стиль жизни
Наверх