фото из архива ТРИЭС

«Мне и рубля не накопили строчки…»


Елена Ярмизина

Обозреватель журнала «Бизнес-курс» и еженедельника «Ваш ОРЕОЛ» Сергей Шкаев разбавил в нашей рубрике вереницу олигархов местного розлива и объяснил, почему в обществе потребления порой лучше быть Диогеном, чем Александром Македонским.

 

– Сергей Николаевич, в своем Евангелии для детей Лев Толстой писал, что гордым и богатым трудно вой­ти в царство Бога, но смиренным и нищим, которые не сумели сделаться богатыми, туда попасть еще сложнее. Помните? «Если же вы нищие только оттого, что не сумели разбогатеть, то вы как соль несоленая». Такие нищие, писал Толстой, никуда не годятся – ни в бедные, ни в богатые. Разделяете его точку зрения?

– Нельзя одним миром мазать всех богатых и всех бедных. Бывало, и цари на Руси, переодевшись, ходили по улицам и помогали нищим, сирым и убогим. Абсолютно уверен, что и предприниматели-благотворители Мамонтов и Третьяков умирали с чистой совестью и попали в рай. А того же Толстого совершенно не могу себе представить богатым настолько, как люди его сословия. Гораздо проще вообразить его босым, за плугом, а не на светском балу. И что же он, писатель, просветитель, издатель литературы для бедноты – «соль несоленая»? Все это спорно.

– Как и то, что счастье в наши дни напрямую связано с богатством?

– Такая взаимосвязь существует, но это не аксиома. Можно быть бедным и счастливым, например, как Диоген. Можно быть богатым и счастливым, как Александр Македонский, который при всем своем богатстве однажды позавидовал нищему философу. Тот при встрече с пренебрежением промолвил известную всем фразу: «Отступи чуть в сторону, не заслоняй мне солнца». Слова Диогена произвели на Александра огромное впечатление, он был поражен гордостью и величием души этого человека. На обратном пути он сказал своим спутникам, шутившим и насмехавшимся над философом: «Если бы я не был Александром, я хотел бы быть Диогеном». Эта история описана у Плутарха.

– А как насчет вас, Сергей Никола­евич? Хотели бы быть Диогеном?

– Я и так, скорее, Диоген, нежели Александр. Мой жизненный принцип простой, как у Маяковского в поэме «Во весь голос»: «Мне и рубля не накопили строчки, краснодеревщики не слали мебель на дом. И кроме свежевымытой сорочки, скажу по совести, мне ничего не надо...»

– Ни квартиры, ни машины?

– Есть и то, и другое. Квартира самая обычная, автомобиль отечественного производства. И нет никакой нужды ни в трехэтажном особняке, ни в «Лэнд Крузере» последней модели. Мои потребности минимальны: продукты, одежда и возможность платить за жилье. Я более способен говорить о философии нищеты, чем о философии богатства и потребления.

– Неужели и «богатой» мечты у вас никогда не было?

– Нет, я ни о чем таком «крутом и навороченном» не мечтал после одного эпизода. На 14-летие родители подарили мне новый мотоцикл «Минск» ММВЗ-3.111, который только начали выпускать. Он походил на мотоцикл «Ява», темно-вишневый, с хромированными вставками на бензобаке. Это было круче, чем сейчас иметь ­Harley-Davidson или Mercedes Benz. Вот это было счастье! Как я гонял на нем – первый парень на деревне! Через три месяца у половины моих друзей тоже появились мотоциклы. А до этого они мне по-черному завидовали: я же мог любую девчонку покатать. Никакие машины потом, никакая техника не радовала так, как тот мотоцикл.

– Кроме того детского случая, ощущали себя когда-нибудь богатым?

– В советское время я работал корреспондентом областной газеты «Волжская коммуна» в Куйбышеве и «стартовал» с оклада 145 рублей. Работа в отделе промышленности, строительства и транспорта не позволяла гнать строчки. И – хоть убейся! – в отличие от коллег из отделов партжизни и пропаганды, гонорар не выжмешь с заметок. Богатым почувствовал себя, когда мне на треть увеличили оклад и вместе с гонораром я принес домой рублей 300. В то время простой инженер получал рублей 120-140, токарь-профессионал – 350. А когда приехал в Омск в качестве собкора газеты ЦК КПСС, то «зряплата» выходила в среднем по 500-550.

– На что тратили?

– На дом, на семью, на всякие мелочи. К примеру, на норковую шапку. Будучи собственным корреспондентом «Советской России», был вынужден часто встречаться с ­номенклатурными работниками разного уровня. А они все носили дубленки и норковые шапки. Я поехал в зверосовхоз и купил дорогую обновку. А потом еще приобрел и дубленку, которую надевал, может быть, раза три. Все же среда, в которой мы вращаемся, иногда диктует свои правила.

– Как вы считаете, встречать людей надо по одежке?

– Лично для меня формальные признаки не особо важны. Но американский принцип «Вы стоите ровно столько, на сколько выглядите», по-моему, у нас не всегда срабатывает. Вот пример. Однажды мы с издателем этой газеты Сергеем Сусликовым приехали в гости к моей матушке в деревню. Он хорошо, но неброско одет, в модной «мытой» фирменной куртке стоимостью примерно в годовую пенсию мамы. Она смотрела-смотрела на него, а потом шепотом меня спрашивает: «Сынок, может быть, Сереже помочь чем-то? Совсем износился, куртка вон, как у сварщика, из брезента...»

– Быть богатым не грех, но ведь человек по природе грешен..

– Мне много раз приходилось цитировать библейские заповеди в своих статьях. Например, что означает преду­преждение Христа богачам: «Истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие»? Ответ нашел на форуме диакона Андрея Кураева. «Игольным ухом» назывались ворота в Иерусалиме, через ­которые в ­стародавние времена купцы въезжали в город на верблюдах. Похоже на нынешний таможенный терминал шириной с верблюда. Если он в ворота не пролезал, то хозяин платил пошлину. Короче говоря, опасность богатства заключена не в деньгах, а во множестве соблазнов от них. Я часто думаю о том, почему многие богатые люди, легко зарабатывая деньги, так бездумно, напоказ тратят их? Грешат напропалую, вывозят капиталы из нищей страны. Видимо, ни бога, ни черта уже не боятся.

– Кому, по-вашему, жить проще: богатому или бедному?

– Думаю, бедному. Но не каждый богатый при этом с такой жизнью справится. Вот еще одна история. В январе 2009 года немецкий миллиардер Адольф Меркле, хозяин промышленной империи с годовым оборотом в десятки миллиардов долларов, покончил жизнь самоубийством, бросившись под поезд. Он потерял около 400 млн. евро после того, как не­удачно инвестировал в акции одного из автоконцернов. Что-то я не припомню случая, когда бы бедный или нищий удавился бы из-за потери денег. Нет, ну и не надо – так проживем!

– Говорят, сегодня как никогда «купить можно все», в том числе здоровье. А что, по вашему мнению, купить нельзя?

– Нельзя купить любовь и прошедшее время.

– Продолжите две фразы: «Богат тот, кто...»

– Счастлив.

– «Счастлив тот, кто...»

– Свободен.

– И от денег?

– И от них в том числе.

Притча Плутарха,пересказанная Сергеем Шкаевым
Собравшись на Истме и постановив вместе с Александром идти войной на персов, греки провозгласили его вождем. Государственные мужи и философы приходили к царю и выражали свою радость. Александр предполагал, что так же поступит и Диоген из Синопы. Однако тот не собирался идти на поклон, и царь поехал к нему сам. Диоген лежал и грелся на солнце. Слегка приподнявшись при виде множества приближающихся людей, философ посмотрел на Александра. Царь спросил Диогена, нет ли у него какой-нибудь просьбы. «Отступи чуть в сторону, – ответил тот, – не заслоняй мне солнца». Слова Диогена произвели огромное впечатление. Царь был поражен гордостью и величием души этого человека, отнесшегося к нему с таким пренебрежением. На обратном пути он сказал своим спутникам, шутившим и насмехавшимся над философом: «Если бы я не был Александром, я хотел бы быть Диогеном».

Дешевле всего стоят говядина и баранина, а также рыба и сыр. ...
190 4
Планируется, что в них будет помещаться и два человека. ...
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
Но ее первой и самой главной «любовью» стал костюм уточки, купленный в супермаркете. ...
170 0
Стиль жизни
Наверх