фото из архива ТРИЭС

Настоящий сапожник должен быть голодным


Ирина Буркина

Гагик  Овсепян рассказал , как начать  свое дело и подружиться с капризной модой.

 

Ни одна бумажка не даст вам умения владеть ножом. По образованию я художник модельер-конструктор. Учиться пошел только ради диплома, а знания получал от отца и брата. На самом деле хороших мастеров сейчас катастрофически не хватает. Мастерство приобретается с годами или передается  от старших. Я переехал в Омск в 1997 году из Казахстана и устроился на работу в частный цех. Сначала был просто сборщиком верхней обуви, потом  работал заготовщиком .

Мой отец учил меня, что хороший мастер должен быть голодным. И я действительно был голодным: до новых идей, до реализации этих идей. Производство в том самом цеху было налажено еще по советским стандартам  и никто  ничего нового  изобретать не хотел. Мы производили какие-то совсем простецкие ботинки, возили их по районам  и продавали. Я предлагал шить красивую, модельную обувь,  которая могла бы конкурировать по дизайну хотя бы с китайцами, но моего рвения никто не оценил. Тогда я начал  работать самостоятельно у себя дома на кухне. Моя супруга занималась пошивом  одежды на дому и часть ее клиентов я переманил к себе.

В 1999 году я  снял помещение и открыл мастерскую. Все-таки работа на дому  доставляла некоторые неудобства. Сначала это была просто мастерская по ремонту и пошиву обуви.  Вокруг меня было пять ларьков, но никто не делал эту работу так,  как я, поэтому очень большое количество людей шло именно к нам. Вскоре я открыл вторую, третью мастерскую и дела пошли в гору. Но когда я начал разрываться между тремя мастерскими, то понял, что в одной руке трех арбузов не унесешь. Пришлось оставить только одну точку в центре города. Мы занялись индивидуальным пошивом обуви  и параллельно делали  ремонт, дабы окупить аренду. Несмотря на то, что у нас осталась только одна точка в городе, поток клиентов не уменьшался.

Элитную обувь, скажем итальянскую, нужно обслуживать также, как  дорогие автомобили.  То есть ей нужно обслуживание, а не пресловутый ремонт. Именно такая  позиция во многом помогла мне привлечь  клиентов. После того, как я добился в своем деле успеха от меня  отделился ученик, снял помещение рядом и стал пользоваться моим именем. Тогда я решил обозначить границы и показать, что мы можем шить не только обувь, но и сумки, ремни и даже портупеи.

Я обувщик в третьем поколении. Не знаю, захотят ли дети продолжить мое дело: но если у человека есть чувство линии, желание рисовать — у него все получится. Если же человек неусидчивый, гиперактивный, вряд ли ему подойдет такая работа. Сейчас я вижу дизайнерские задатки у своей старшей дочери,   в три года она вырезала такие фигурки, которые сможет вырезать не каждый  взрослый.

Идеальный клиент, это тот, кто приходит ко мне  со своей готовой  картинкой, хотя бы в голове. Я разговариваю с человеком, выясняю, что он любит, какой  цвет и фактура кожи ему нравится. Важно выяснить каждую деталь: высоту каблука, форму носика. Пока мы разговариваем, я рисую этакий «фоторобот» обуви. Потом показываю ему эскиз и выслушиваю мнение.     Затем делаются лекала и  колодки.  Из листа кожи мы кроим детали, потом шьем их на машинке и собираем. Потом затягиваем на колодке формуем обуви, примерки делается две , примерка хлястиков или голени и формовка колодки. Учитываем все: анатомию стопы, каждый  пальчик, подъем, высоту  и только  после второй примерки склеиваем подошву. Каждая колодка подписывается именем клиента.

Сколько денег нужно для того, чтобы начать заниматься ремонтом обуви? Кому-то хватит и десяти тысяч рублей. Я ведь начинал с нуля, сидя на кухне съемной квартиры. Но скажу прямо, семь лет мы работали не покладая рук, без отпуска, выходных и экономили каждую копейку. Что касается стартового капитала для начала производства, то для того чтобы запустить линию только одной модели обуви вам понадобится как минимум полтора миллиона рублей. Клиенты есть разовые и постоянные. Шьем мы индивидуально, а значит и цена индивидуальная — например обувь из крокодила может стоить от 12000 до 60000 рублей. Минимальная цена одной пары порядка 6000 рублей.

Меня  часто спрашивают, почему я назвал бренд своим именем, и намекают, что это не очень скромно. Я ничего плохого в этом не вижу: так принято во всем мире. И если это мое дитя, то почему же я не могу назвать его своим собственным именем?

В ноябре заметно изменились цены на дизельное и газовое топливо. ...
447 0
Это было одно из первых заведений подобного рода в нашем городе. ...
296 0
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
О своих вкусах и принципах он сообщил собратьям по дорожному движению. (ФОТО) ...
228 0
Стиль жизни
Наверх