фото из архива ТРИЭС

Бойцы ручного фронта


Екатерина Бобоха, "Любинский проспект" 20-09-2010

Сколько в Омске хэндмэйкеров, не скажет никто, всегда найдутся те, кто увлекается хотя бы скромным вязанием. Но вот незадача: это творчество все еще в диковинку для омичей, ведь в большинстве своем любители ручного творчества сидят по домам и скромно мастерят  для себя и друзей, и только немногие решаются показать себя миру. «ЛП» выяснил, что из этого получается.

 

Омск падок на лейблы
Евгения Шаповалова, художник-дизайнер росписи по ткани в технике батик, хозяйка модного дома EGENIE SHAPOVALOVA

Евгения – единственный в Омске мастер, кто профессионально занимается росписью по ткани. Уже десять лет она создает свои коллекции, в основе которых – ткань с нанесенными на нее объемными картинами.

 

– Создавать такие картины сложнее, чем делать плоскостные работы, – говорит она. – Есть риск, что платье будет доминировать над человеком. Моя же задача – создать такой наряд, чтобы он стал продолжением своей хозяйки, ее психологическим портретом. Чтобы выгодно подчеркивал фигуру и позволял чувствовать себя комфортно.

Впрочем, за десять лет работы омская мастерица так и не смогла завоевать сердца омичей. Зато в Санкт-Петербурге ее изделия пользуются большой популярностью. Немало заказчиков в Испании, Италии и Болгарии.

– Омск – своеобразный город. Он очень падок на лейблы. Это во всем мире понимают, что работа, которая сделана специально для тебя, априори дороже. А вот в нашем городе выставлять высокий ценник на авторские работы  невозможно. Здесь, чтобы продавать подобные изделия, нужно устраивать целые PR-кампании. Не потому, что омичам это не нравится. Просто у нас привыкли покупать то, что «ой, я видел это там-то».

 

Талант омской мастерицы, между тем, не уступает таланту знаменитых кутюрье.

 

– Однажды ко мне обратилась клиентка, заказавшая наряд «как у русалочки». Мы создали платье, которое в итоге подтолкнуло к еще одной нестандартной идее. Я представила множество лепестков роз, прилипших к мокрой стене, и тут же подумала, как бы смотрелись эти лепестки, если бы прилипли к женскому телу. В итоге получилось удивительное платье. Самое интересное, что несколько лет спустя я увидела у Диора подобие такого же платья. Только лепестки роз на нем были одного размера и выложены в ряд. Я же в своей работе использовала лепестки разных оттенков и размеров. Чтобы можно было выгодно подчеркнуть...  даже я бы сказала, вылепить фигуру.

 

Покупать нужно не вещь, а образ
Людмила Берилло, дизайнер авторской одежды:
– В Омске у начинающих дизайнеров мало возможностей для реализации, – говорит Людмила. – Потому что у нас привыкли идти к швее, чтобы сэкономить. И еще люди часто не видят разницы между швеей и дизайнером. Хотя в ателье  мы идем со своим конкретным заказом. А у дизайнера человек покупает не вещь, а свой образ.

 

Впрочем, несмотря на страх, что ее одежда не будет пользоваться спросом, Людмила все же рискнула попробовать.

 

– Я просто оценила то, что нам предлагает наша легкая промышленность. Это штампованная и абсолютно безликая одежда. Да и сами омичи часто боятся одеваться экстравагантно, эпатажно. Но почему-то именно этот факт и придал мне уверенности, что в Омске найдутся те, кто устал носить такие вещи. И эти люди придут ко мне.

 

Люди, конечно, пришли. Но миллионы Людмила все же не зарабатывает.

 

– В Омске просто не ценятся так называемые денежные идеи, – говорит дизайнер. – И одежда, сшитая на заказ, не воспринимается как эксклюзивная. Поэтому в цене моих вещей заложена почти одна себестоимость.

 

В числе клиентов Людмилы – яркие и уверенные в себе личности. Ведь ее изделия просто не позволяют остаться человеку незамеченным.

 

– В своих вещах мне нравится создавать контраст женственности и воинственности. Ведь нам, женщинам, учитывая современное положение в обществе, порой приходится воевать. Но при этом мы все равно должны оставаться женщинами. Так, недавно во время прогулки я обратила внимание на насекомых, какой у них интересный покров. Насколько сложная структура. Сразу же зашла в магазин тканей, нашла нечто похожее на этот покров, развила тему. Появилась новая коллекция.

 

Модницы предпочитают... валенки
Владимир Патсул, мастер-пимокат.
Авторские изделия Владимира Патсула греют не только душу, но и... ноги. Потому что омский мастер владеет очень старым и редким в современном мире мастерством – пимокатством.

 

– Традиционные валенки – вещь, конечно, теплая, – говорит Владимир, – но для города совсем неподходящая. Вот почему я решил делать валяную обувь на подошве. Оторвал как-то от старых американских ботинок подошву и прикрепил к ней собственноручно изготовленный валяный ботинок. Подошва, правда, оказалась белого цвета, а сам ботинок – желтого. Но люди все равно заглядывались, удивлялись, когда видели меня в лютые морозы в таких валенках.

 

Впрочем, сами валенки мастер изготавливает традиционно. А вот уникальными их делает не столько даже подошва, сколько оформление. Каждую пару валенок Владимир украшает бисером либо накладывает рисунок. Вот почему за его теплом и эксклюзивом сегодня выстраиваются очереди из модниц.

 

– Одна из заказчиц захотела себе красные ботфорты! – рассказывает пимокат. – Сказано – сделано! Я изготовил из валяной  шерсти изящные сапожки. Валенки в них узнать невозможно, зато греют как!

 

Творческая мастерская Владимира находится в Черлакском районе, а в Омск он только привозит обувь на реализацию, где от заказчиков отбоя нет. Также он ездит на ярмарки в другие города, где его валенки расходятся «на ура». Прошлись сибирские валенки и по американским дорогам, где тоже  оценили их надежность и удобство. А для европейского рынка мастер создает особые валенки со специальными узорами.

 

Одним словом, заказчиков у омского мастера сейчас немало, ему пришлось даже помощника себе взять. А самого Владимира можно смело назвать одним из немногих в Омске успешных хэндмэйкеров.

 

Это вам не хэндмэйд какой-то, а настоящая ручная работа
Зинаида Фоминцева, инженер-металлург и мастер по изготовлению шляпок.
– Всю жизнь я проработала на заводе, но знала, что это не мое, – сокрушается мастерица. – Я страдала, мучилась. Но сознание того, что я инженер, заставляло меня идти на работу. Лишь когда мне становилось совсем плохо, я брала кисти и рисовала. А потом я вышла на пенсию...

 

Молодую, как сегодня принято говорить, пенсионерку привычное мнение о том, что люди, уходя на пенсию, становятся ненужными, лишь подтолкнуло к действиям. И когда она случайно увидела по телевизору сюжет о валянии  из шерсти (или филтинг – ред.), очень загорелась идеей освоить эту науку. Записалась на мастер-класс. А убедившись, что у нее неплохо получается, счастливо вздохнула: наконец-то нашла то,  чем хотела заниматься всю свою жизнь.

 

О том, чтобы на новом увлечении основать бизнес, у Зинаиды сначала и мысли не было. Пока она случайно в службе занятости не увидела брошюру, предлагающую открыть свое дело. Рискнула попробовать. Занялась сбором документов и хождением по инстанциям. А теперь сама себе удивляется, как смогла сесть за компьютер. Ведь нужно было искать материалы, изучать спрос. Но все получилось. Сегодня у мастерицы свой мини-бизнес. Она сама создает и реализует свои изделия: валяные шляпки, палантины с дивными узорами, абсолютно уникальные кольца и броши. Правда, пока большой прибыли бизнес не приносит. Все заработанные деньги уходят на покупку материала, на жизнь остается совсем немного. Но Зинаида не отчаивается.

 

– Для меня лучшая плата за труд – это удовольствие. А его я  получаю в полной мере. Это раньше мы рукодельничали от нищеты, потому что ничего нельзя было купить. Обвязывали и обшивали себя и родных. Распускали старые вещи на пряжу, и в итоге из ничего делали конфетку. Это и есть хэнд-мэйд. А то, чем я сейчас занимаюсь, – настоящая ручная работа. Просто менталитет омских потребителей каким-то странным образом остановился на времени социализма, когда самовязы и одежда, собственноручно состроченная на машинке «Чайка», были жизненно необходимы. А показателем достатка была импортная одежда. Сегодня только очень грамотный покупатель знает цену лейблам, подлинность которых часто сомнительна. И не торопится за них платить, считая, что лучше отдать деньги за качество, чем за громкое имя. Оно не греет.

 

Из кольца получились шикарные бусы

Анна Михайлова, мастер по изготовлению авторской бижутерии
Первое украшение Анна Михайлова создала, когда... ломала голову над подарком для своей подруги. Случайно увидела в интернете кольцо ручной работы. Но материала для создания кольца в Омске не нашлось. В итоге получились... бусы.

 

– Так я этим заболела, и температура до сих пор не проходит, – рассказывает Аня. – Правда, цели продавать свои работы изначально не было. Просто в один момент скопилось много работ, и я решилась выложить их в интернете. Со временем появились заказы из других городов – Москвы, Красноярска, Медвежьегорска, Белорецка, Владивостока, Оренбурга. В Омске чаще украшения заказывают подруги и знакомые. Бытует мнение, что вещи, сделанные вручную, некачественные, но это заблуждение. И на станке можно сделать деталь криво. Тут все индивидуально. Если человек занимается хэндмэйдом на более-менее серьезном уровне, то о некачественной работе говорить не приходится, мастер дорожит своей репутацией. Однажды для создания колье я заказывала бусину ручной работы у иркутского мастера. Процесс ее создания был сложным.  Первые предложенные варианты мне не подошли. Очень трудно объяснить человеку, находящемуся в другом городе, что мне нужно, важна была каждая деталь. Мы рисовали эскизы, оговаривали нюансы, делали цветопробу. В итоге получилась шикарная бусина – ракушка из стекла, которая существует в единственном экземпляре, повторить ее невозможно.

 

– Вещи ручной работы в Омске, между тем, остаются редкостью, – резюмирует Анна. – В том числе из-за нехватки материала. Его приходится заказывать отовсюду, чаще всего из Санкт-Петербурга, Праги и Турции.

 

У наковальни только девушки!
Ксения Износова, кузнец.

В омском институте сервиса три года назад открыли новую специализацию – художественная обработка металла. Первыми  выпускниками станут четыре девушки. Ксения Износова – одна из них.

 

Принято считать, что стоять у печи и работать молотом – не женское дело. Но если посмотреть, какие изящные изделия выходят из-под женских рук, все стереотипы разбиваются вдребезги.

– Украшения из меди и латуни я начала делать полтора года назад, – рассказывает Ксюша. – Постепенно люди стали интересоваться, можно ли заказать себе что-то подобное, и я задумалась о том, чтобы выставить свои работы на продажу – в таком случае хотя бы материал будет окупаться.

 

Ксюша выложила работы в интернете. И первые полтора месяца от клиентов не было отбоя. А потом – тишина.

 

– В Омске пока мало кто знает о таких вещах, – говорит мастерица. – В итоге, если что-то и покупается, в основном на ярмарках. Зато заказчики из других городов удивляются дешевизне этих по-настоящему редких украшений, не говоря уже о том, что каждая вещь – это полный эксклюзив. Это машина может штамповать, а художник к каждой вещи подходит с новым вдохновением. Если я, к примеру, хочу повторить браслет, он все равно получится другой. Во время создания приходят новые идеи, меняются штрихи, металл получает другие эффекты. На заказ тоже интересно работать, люди приходят со своими идеями, а ты уже придумываешь, как их воплотить в жизнь. В итоге готовая вещь очень часто выгодно отличается от рисунка на бумаге – появляется объемное видение, металл начинает «играть». Отсюда появился и наш девиз: «Все, что вы нарисуете на бумаге, – мы на металле сделаем лучше». Мы его переняли от своих преподавателей, которые не щадят своих  учениц-кузнецов, несмотря на то, что мы совсем не мужчины.

Прибыль как бонус
Сделать вручную красивую вещь – полдела: ее нужно еще и продать. Ведь если во всем мире хэнд-мэйд из почти маргинальной субкультуры превратился в привлекательное бизнес-направление, то в Омске все пока наоборот...

 

Местные мастера и мастерицы, предлагающие свои поистине уникальные изделия, как правило, либо перебиваются случайными заказами, нередко скупая изделия друг у друга, либо находят стабильный рынок сбыта в других городах и странах. Благо, интернет сегодня позволяет без проблем продвигать продукцию через социальные сети и свои сайты. Тем не менее заработать реальные деньги на авторских изделиях в Омске удается немногим. В результате большинство хэндмэйкеров оправдываются тем, что работают для души. А прибыль – это просто приятный бонус.

 

Теперь попробуем подсчитать, насколько «приятен» этот бонус. Для начала, важно отметить, что материалы для ручного творчества, как правило, используются недешевые. И покупаются они явно не крупным оптом. Дальше плюсуем бесценное время, которого уходит немало на создание каждого изделия. После этого отправляемся по всевозможным магазинам и сайтам, продающим подобные изделия. Смотрим, сколько процентов от выручки они оставляют себе. И лишь после этого задумываемся над самым важным вопросом: сколько может стоить наше творение. При этом просто посмотреть в интернете, сколько за аналогичные вещи просят продавцы из других городов, недостаточно. Важно оценивать специфику своего региона. Ведь отсылка заказов иногородним клиентам – это дополнительные расходы. Так что факторов, чтобы отбить желание начать заниматься хэнд-мэйд-бизнесом, предостаточно. Может, уже пора придумать  лейбл «ручная работа» и как следует его пропиарить? Возможно, тогда и в Омске появится спрос на работу местных хэндмэйкеров.

ЦЕНА ЭКСКЛЮЗИВА

 

450-1500 рублей в среднем составляет цена на эксклюзивный набор из сережек и колье (лишь наиболее сложные работы с   использованием дорогих материалов могут стоить порядка 3500 рублей). Бижутерия изготавливается из уникальных бусин, вырезанных из ракушки, из барочного жемчуга персикового оттенка и чешского бисера.

4000-6000 рублей стоят у омского мастера эксклюзивные валенки, расписанные узорами и инкрустированные стразами, за которыми гоняются модницы со всего мира.

1500-2000 рублей стоит в Омске дизайнерская одежда (брюки – от 1 500 рублей, платья и жакеты – от 2 000 рублей). Любопытно, что примерно такую же цену мы платим за изделия, сшитые в ателье.

1000 рублей стоят в Омске эксклюзивные авторские шляпки, цены на палантины стартуют от 800 рублей.

В ноябре заметно изменились цены на дизельное и газовое топливо. ...
465 0
Это было одно из первых заведений подобного рода в нашем городе. ...
312 0
Вечный спор продавца с покупателем в условиях Омска приводит порой к неожиданным результатам. ...
Стиль жизни
Наверх